Переводы четверостиший Омара Хайяма — Ц. Бану

ОМАР ХАЙЯМ
РУБАИ
перевод
Ц. Бану

Красотку шейх * корил: «Пьяна совсем,
Сегодня этим бредишь, завтра — тем…»
— «Я такова, — сказала, — ты таков ли,
Каким желаешь показаться всем?»

* Шейх — Старец, наставник; глава суфийской общины.

Ты, муфтий *, нас беспутнее подчас,
Мы во хмелю тебя трезвей в сто раз.
Пьешь кровь людскую, кровь лозы мы тянем, —
По чести: кровожадней кто из нас?

* Муфтий — Толкователь шариата; законовед, главный судья, выносящий решения на основании шариата, свода религиозных правил.

Ты половину хлебца добыл в пищу,
Тебя согрело бедное жилище,
Ты — раб ничей и господин ничей,
Поистине, везет тебе, дружище!

Тужить о чем? Не все ли мне равно,
Прожить в нужде ли, в холе мне дано.
Наполню чашу! Ведь любому вздоху,
Быть может, стать последним суждено.

Ты муж, коли властвовать в силах собою,
Других не коришь слепотой, глухотою,
Кто падшего топчет — тот мужества чужд,
Поднявшего — имени «муж» удостою.

Ты с кучею глупцов, что возгордясь
Мнят первыми из мудрых быть средь нас,
Сам будь ослом: коль не осла увидят,
Смотри, в еретики зачтут как раз!

Рыбешка — утке, без воды мечась:
«Наполниться ручью придет ли час?»
«Зажарят, — утка молвит, — степь иль море,
Не все ль равно, что будет после нас!»

Как знать, подруга, что нас завтра ждет?
В ночь лунную забудем день забот!
Испей вина со мной. Луна вот так же
Взойдет, а нас с тобою не найдет.

Коль день прошел, о нем не вспомяни,
Пред днем грядущим в страхе не стони.
О прошлом и грядущем не печалься,
На миг один в блаженстве утони!

За чашею ловлю веселья миг,
Ни правоверный я, ни еретик.
«Невеста-жизнь, какой угоден выкуп?»
— «Из сердца бьющий радости родник».

Бык Землю держит испокон веков,
Телец * — вверху, за толщей облаков.
Вглядись глазами разума — увидишь
Ты сборище ослов меж двух быков.

* Телец — Созвездие, Телец под землею — бык, на котором, по мусульманским поверьям. держится земля. Ослы или овцы меж тельцами — люди.

На башне Туса * птица мне предстала:
Царя Кавуса ** череп созерцала,
— Увы, увы! — как будто повторяла, —
Где колокола глас, где гром кимвала?

* Тус — Город в Хорасане (Иран).
** Кей-Кавус (Кавус) — Царь из мифической династии шахов древних иранцев.

Все беды от твоей извечной злобы.
Что, лютый рок, тебя смирить могло бы?
Рассечь бы прах — алмазам нет числа,
Зарытым в глуби черной той утробы.

Творений Ты — ваятель, почему
В них проглядел изъяны, не пойму.
Коль хороши, зачем их разбиваешь,
А если плохи, кто виной тому?

Коль ищешь ты, чем пропитаться б мог,
Согреться чем — не ждет тебя упрек.
Все прочее того не стоит, право,
Чтоб жизни цвет ты гибели обрек.

Пришел я в этот мир по принужденью,
Встречал недоуменьем каждый день я.
А ныне изгнан, так и не поняв
Исчезновенья смысл и цель рожденья.

Коль можешь ты — не унижай других
И яростью не обжигай других.
Желаешь нерушимого покоя —
Себя всегда кори, — прощай других.

О вере этот всюду речь ведет,
Тот возомнил, что истину найдет.
Боюсь, услышат голос: о, слепые!
Путь, право, — и не этот, и не тот.

Приход мой небу славы не доставил,
И мой уход величья не прибавил.
Мне так и не дано постичь, зачем
Я в мир пришел, зачем его оставил.

Лепешка из пшеничного зерна,
Нога баранья да кувшин вина,
Подруга, словно ранняя весна, —
Отрада, что султану не дана!

С ковшом, с фиалом * хоть на час один,
О милая, к ручью, в простор долин
Приди: ведь рок из праха луноликих
Сто раз фиал * слепил, сто раз — кувшин.

* Пиала (пиал, фиал) — Чаша, не имеющая ручки и расширяющаяся кверху.

Великие, что знанья стяг взметнули,
Светилами поэзии сверкнули,
И те из мглы не вырвались ночной:
Нам сказку рассказали — и уснули.

Люблю вино, ловлю веселья миг.
Ни верующий я, ни еретик.
«Невеста-жизнь, какой угоден выкуп?»
— «Из сердца бьющий радости родник».

Моя будь воля — не родился б я,
Не умер бы, поверь, будь власть моя.
Родиться, натерпеться мук, исчезнуть…
Не лучше ли покой небытия!

Хоть всюду обесславлен им, с вином
До смерти не расстанусь нипочем!
Дивлюсь виноторговцам: распродавши
Вино, что купят лучшее потом?

Семи и четырех ты — произвол,
Семью и четырьмя себя извел.
Пей, друг, вино! Ведь сотни раз твердили:
Возврата нету: коль ушел — ушел.

Для розы ветерка дыханье сладко,
Средь сада с милою свиданье сладко.
Будь радостен, вчерашний день забудь,
В день нынешний существованье сладко!

Тайн вечных не поймем ни ты, ни я,
Их знаков не прочтем ни ты, ни я.
«Ты», «я» в речах за пологом звучало,
Падет он, и потом — ни ты, ни я.

Коль день прошел, о нем не вспоминай,
Пред днем грядущим в страхе не стенай,
О будущем и прошлом не печалься,
Сегодняшнему счастью цену знай!

Не избежать конца пути земного,
Вели же принести вина хмельного!
Простак, ведь ты не золото, — тебя,
Раз закопав, не откопают снова.

В раю — Кавсар * и гурий ** поцелуи,
И млека, и вина, и меда струи…
Фиал *** вина мне! Малую наличность,
Знай, тысяче посулов предпочту я.

* Кавсар (Ковсар, Кавсер) — Легендарный райский источник, дно которого якобы выложено жемчугом, вода белее молока, свежее снега, слаще сахара и ароматнее мускуса.
** Гурия — Райская дева; красавица. (от арабс. «черноокая»)
*** Пиала (пиал, фиал) — Чаша, не имеющая ручки и расширяющаяся кверху.

Хайям, хоть голубой шатер пред нами
Для спора двери затворил упрямо,
Являет в пене чаши бытия
Предвечный кравчий тысячу Хайямов!

Скорей приди, исполненная чар,
Развей печаль, вдохни сердечный жар!
Налей вина в кувшин, пока в кувшины
Наш прах еще не превратил гончар.

Чья плоть, скажи, кувшин, тобою стала?
Певца влюбленного, как я, бывало?
А глиняная ручка, знать, была
Рукой, что шею милой обвивала.

Ты жалости не знаешь, рок постылый!
От века источаешь злую силу.
Рассечь бы землю — станет видно вдруг,
Алмазов сколько в ней нашло могилу.

Созвездия в заоблачной дали
Раздумьям тщетным многих обрекли.
Одумайся, побереги рассудок —
Мудрейшие и те в тупик зашли.

Без доброго вина я жить не в силах,
Груз тела без вина влачить не в силах.
О дивный миг, когда протянут чашу:
— Еще одну — а я схватить не в силах.

Мы только куклы, вертит нами рок, —
Не сомневайся в правде этих строк.
Нам даст покувыркаться — и запрячет
В ларец небытия, лишь выйдет срок.

Вина не пьющий, воздержись хотя б
Кичиться силой перед тем, кто слаб.
Не лицемерь, ты в сотне дел повинен,
Пред коими вино — лишь малый раб.

По воле сотворившего, не знаю,
Я предназначен аду или раю.
Вино, подруга, лютня — часть моя,
Тебе блаженства рая уступаю.

Здесь башня в старину до туч вставала,
Цари лобзали здесь порог, бывало.
А ныне утром: «Где все это, где?» —
В развалинах кукушка куковала.

Творенья океан из мглы возник,
Но кто же до глубин его постиг
И жемчугу подобными словами
Изобразил непостижимый лик?

На миг один избавься от забот,
Вздохни свободно, сбрось обиды гнет!
Будь свойством мира постоянство, разве
Родиться наступил бы твой черед?

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Стихи Омара Хайяма - omarhajam.ru