Логотип сайта omarhajam.ru
omarhajam.ru

ОМАР ХАЙЯМ
РУБАИ

перевод

С. Кашеваров



Сделай мне хоть что-нибудь в угоду, ходжа *,
В речи своей не лей ты воду, ходжа,
Прав я. - И даже ты, все видящий вкривь,
Вылечив свой взор, мне дашь свободу, ходжа.

* Ходжа - Первоначально потомок одного из первых халифов; духовное лицо; наставник; хозяин, господин; вежливое обращение к уважаемому человеку.

 


Горе беспредельное у нас впереди;
Встреча двух планет в недобрый час впереди;
Радуйся ж при жизни! После смерти у тебя -
Участь кирпича чужих террас впереди.

 


Раб твой восстал... Благоволение твое где?
Мрак на душе... А озарение твое где?
Нас за покорность хочешь раем наградить?
Торговля - это... А прощение твое где?

 


Раз хоть бы судьба мои устроила дела!
День бы отдохнуть мне от горестей дала!
Только я обрадуюсь, а смотришь: уж она
В руки ста печалей меня вновь предала.

 


В сферах небесных - неизбежная беда,
С телом презренным - вековая вражда.
Нет той науки: чтобы из мира увела,
Разума нет, чтоб мир покинуть навсегда.

 


Если бы мир упасть на улицу мог,
Пьяный, его бы оценил я в пятачок...
Как-то в залог меня давали в кабачке,
Молвил кабатчик: "Вот залог, так залог!"

 


Всяк, кто в сердце знак рассудка начертал, -
В жизни ни минуточки зря не расточал,
Богу ль он молился, громкогласно вопия,
Чарку ли он в руке, успокоенный, сжимал.

 


В час, как впервые замесили меня, -
Сотнею пороков наградили меня;
Ясно, что теперь я улучшить не могу
Форму, в которой сотворили меня.

 


Тот я, кого из ничего Ты сотворил...
Много, конечно, для меня Ты совершил.
Если же слаб я, то меня прости:
Сам меня Ты слабым из праха замесил.

 


Враг про меня со злобой вражьей говорит;
Плох я, но он: "В сто раз ты гаже", говорит.
Я зеркало - и кто посмотрит на меня -
То, что говорит он, про себя же говорит.

 


Сердце, как в клетке, сжимается подчас.
Дух свой из плена бы позорного я спас,
Тело-темницу уничтожив, но увы! - *
Стремя шариата ** тверже камня для нас.

* Имеется в виду самоубийство, которое осуждается по Корану.
** Шариат - Совокупность правовых и религиозных норм мусульманства. Основные положения шариата зафиксированы в Коране, однако значительная часть шариата является результатом интерпретации Корана различными мусульманскими авторитетами.

 


Горек виноград в дее *-месяце висит.
Пусть он станет сладким - да вино-то ведь горчит!
Можно из чурбана сделать лютню топором,
Но кто же твой топор во флейту превратит?

* Дей - Десятый месяц персидского солнечного года (21 декабря - 20 января).

 


Прялкою судьбы за хлеб, за соль мою в ответ
Был, словно рыба, я разут и раздет...
Женская прялка одевает людей,
Прялки судьбы она добрей, спору нет...

 


Кравчий! Мой дух со всех сторон опустел:
Львы разошлись, лесистый склон опустел...
Рока сосуд от жизни вспененным был, -
Нынче ж пить черед наш - так и он опустел!

 


Слушай-ка, законник, ты не тронулся умом?
Люди здесь беседуют о господе самом, -
Ты ж для ........ устанавливаешь срок...
Мудрый разве путается с эдаким добром?

 


Свода небесного вращатель - господь,
Жизни и смерти податель - господь.
Плох я... Но ведь мой обладатель господь!
Я, что ли, грешен? Мой создатель - господь!

 


Много здесь слов о сути Божьей твердят,
Мысли бросают, словно жемчуг сверлят.
Нить же ожерелья неизвестна мудрецам:
То подбородками трясут они, то спят.

 


Мысль их – как небесный конь Барак будет сильна –
Пусть. Всё ж сущность Господа не будет им ясна.
Их ли не похожа голова на небосвод?
Вон – и перевёрнута и кружится она.

 


С глиною воду Ты смешал, я причём?
Шерсть или шёлк Ты мне соткал, я причём?
Всё, что свершаю я, добро или зло,
Ты на челе мне начертал, я причём?

 


Злым счастье милость небосвода пошлёт;
С мельниц и с бань по два дохода пошлёт.
Вздохи из сердца люди шлют. Но кто мудр,
Тот к небу вздох иного рода пошлёт!

 


Меньше друзей себе бери на пути!
Издали лучше разговоры вести...
Хочешь опору себе в ком-либо найти?
Глянь на него и друга недругом сочти.

 


Надо, чтобы ты, пока возможность есть, пил.
Ум, сердце, веру – всё нам хмель развеселил.
Если бы Дьявол хоть бы капельку хватил,
Он перед Адамом сто поклонов бы свершил.

 


Польза ли миру в том, что в мир нас принесли?
Разве он прославится, коль сгинем мы с земли?
Ах, кабы уши мои слышать могли,
Ради чего ж нас принесли да унесли?

 


Пьян я, как маг, шла весть – таков я и есть.
Хочешь неверным счесть? Таков я и есть.
Каждая вера сомневается во мне.
Сам же – каков я есть, таков я и есть.

 


Древнее подворье люди миром зовут,
Дней и ночей в нём разноцветен приют;
Мир – это склеп, где сто Бахрамов лежат,
Пир, где нам объедки ста Джемшидов подают.

 


В мире какой нашёл ты прок? – и не ищи!
Жизнь есть основа, а уток – и не ищи!
Много творений небосводом сожжено.
Пепел отыщешь, а дымок – и не ищи!

 


Чашник! Пусть дева к нам прекрасная придёт,
Ключ вечной жизни в наших чашах блеснёт,
С песней Венера сядет с нами и Иса –
Всё ж таки мне грустно: ведь и это всё пройдёт!

 


Беды судьба нам принесёт – не вопрошай,
Зло не надолго к нам придёт – не вопрошай;
Мигом владеешь ты – так будь веселей.
Прошлое брось, а что нас ждёт – не вопрошай!

 


Сердце не мучь, коль сердце весело досель...
Радость о камни разобьёшь ты неужель?
Что с нами будет – как нам знать?.. Был бы хмель,
Милая, да отдых, да достигнутая цель!

 


Нечего печалиться над завтрашним днём,
Миг нам будет выигрышем: в миге мы живём.
Дом же этот старый наш покинув, мы пойдём
С теми, кто семь тысяч лет идёт этим путём.

 


Тот, кто постиг, к чему Вселенная идёт,
Разницы меж радостью и горем не найдёт.
Зло ли, добро ли, лекарство ли, болезнь –
Всё одинаково, и всё оно пройдёт.

 


Чаш для вина – с котёл, примерно, пивной –
Две я возьму. Запас достаточен такой...
С верою и с разумом я трижды развожусь,
Дочь виноградины зову своей женой.

 


Сердце моё к девушкам любовью зажжено,
Год напролёт в руке держу я вино...
"Дай покаяние тебе Бог!"... Так не даёт!
Сам же я не каюсь: пусть провалится оно!

 


Муфтий, уж тебя-то мы, признаться, подельней,
Даром, что мы пьяницы, а всё же мы трезвей.
Пьёшь ты кровь людскую, виноградную пьём мы,
Ну-ка, по правде, кто до крови жадней?

 


Всякий, кто в сердце знак рассудка начертал,
В жизни ни минуточки зря не расточал.
Богу ль он молится, громогласно вопия,
Чарку ли в руке он, успокоенный, сжимал.

 


Рок укоряем мы, сидящие тут,
С сердцем, опечаленным движением минут.
Пейте же из чаш, пока нам лютни поют,
Прежде, чем чашу наших дней разобьют!

 


Полный до краёв разбил стакан, Боже, Ты.
Двери мне закрыл блаженных стран, Боже, Ты.
Пил, как будто я, но посуду Ты бьёшь...
Прах меня возьми, неужто ж пьян, Боже, Ты?

 


Разум, о своей забыв вине, говорит,
В римлянах, в арабах и во мне говорит:
«Врёте вы, что Бог вину лишь видит в вине,
Зря что ль Он так часто о вине говорит?»

 


Пьём мы, но всё же опьянения в нас нет.
Кроме как к чарке – и стремления в нас нет!
Хмелю поклоняясь, мы не сходимся с тобой:
Сам знаешь – самопоклонения в нас нет.

 


Шёл в кабачок и вижу: пьяного пьяней
Старец кувшин несёт подмышкою своей.
"Бога побойся!" – я сказал. А старик:
"Бог-то простит, а ты помалкивай да пей!"

 


Сущее бесчестие – вдруг честным прослыть.
Стыдно судьбою огорчённому ныть.
Лучше уж от запаха вина пьяным быть,
Чем воздержание своё превозносить.

 


В цепи угроз нас сковал небосвод.
В степи от слёз целый Джейхун течёт.
В муках я рос – их мудрый адом зовёт.
Миг передышки счёл бы раем народ.

 


Звать нас в синагоги и в мечети – старо!
Адский ли убыток райской прибыли добро?
Будущее наше на табличке в небесах
Полностью означило Предвечное Перо.

 


Сотни ушедших в таинственный путь
Нам никогда в этот мир не вернуть...
Будь осторожен! Ничего здесь не забудь –
Ты ведь без возврата уйдёшь когда-нибудь.

 


Жилы и кости пока счесть я могу –
Участь не предам мою ни другу, ни врагу.
Залев Ростам он? Но я им не покорён.
Тайский Хатем он? Но перед ним я не в долгу!

 


Людям не верить всепрощению Творца –
Грех в том большой и недостойный мудреца!
Нет, если нынче с перепою я помру –
Завтра же загнившего простит он мертвеца.

 


Знаешь ли ты, отчего наш народ
"Вольными" тополь и лилию зовёт?
Десять языков имея, лилия молчит;
Тополь хоть сторукий, а смотри-ка – не берёт.

 


Балх ли, Багдад – но жизнь уйти обречена;
Сладко ли, горько ли, но чаша полна.
Пей! После нас от новолуния пойдёт
Так же, как прежде, к полнолунию луна.

 


Круг – всем приходам и уходам подстать:
В нём ни начала, ни конца не сыскать...
Правду ж никто нам не сумеет сказать:
Путь нам откуда и докуда совершать.

 


Спросят: "Что хурии стана нам милей?"
Я отвечаю: "Дно стакана нам милей".
Хмель – наша наличность, так отбросим же кредит:
Издали грохот барабана нам милей.

 


Горе беспредельное у нас впереди,
Встреча двух планет в недобрый час впереди.
Радуйся ж при жизни! После смерти у тебя –
Участь кирпича чужих террас впереди.

 


Здесь нам не вечно жить – имейте в виду!
Жизнь без вина и милой зря я проведу!
Мир сотворён иль нет – я спорить не пойду:
Мне всё равно, если из мира я уйду.

 


Ну-ка, судьба, себя на деле покажи.
В скорбной обители ты вылезла в ханжи.
Что же заставляет тебя добрых обижать –
Старческая дряхлость или глупость? Расскажи!

 


Небо, где много дев, дано будет нам,
Будет молоко, мёд и вино будет нам.
Как же теперь жить без красавиц и вина?
То же и в раю ведь всё равно будет нам.

 


Небо! Бессилен я пред злобою твоей!
Плох твой обычай – утеснение людей...
Если бы грудь твою мы вскрыли, земля, –
Сколько сокровищ драгоценнейших в ней.

 


Пьяниц и влюблённых ты в ад не посылай –
Я ведь не поверю всё равно – так и знай:
Если и влюблённые и пьяные в аду –
Пуст, как ладонь, тогда небесный ваш рай...

 


Те, кто, заботясь о познании, живут,
Доят быка они. Напрасен их труд!..
Пусть в платье глупости свой разум облекут –
Нынче и луковки за мудрость не дадут...

 


Нет здесь метафор; всё, как есть, мы говорим:
Рок наш – фигляр; марионетки мы пред ним.
Дав представленье на подстилке бытия –
В ящик небытья, друг другу вслед, мы летим.

 


В скорби о мире – какой тебе прок?
Жившего вечно где бы выискать ты смог?
Эти ж вот два вздоха – на ничтожнейший срок
Заняли мы, себя отдавши в залог.

 


Чаша – по той, Коран – по этой стороне;
Грешным и праведным случается быть мне.
Мраморный купол голубеет в вышине:
Ни правоверный, ни язычник я вполне!

 


Тех, кто известен, мир злодеем назвал:
В угол засевший – в соблазнители попал.
Лучше ж – хоть Хызром, хоть Ильёю бы ты стал –
Ты бы никого, да и тебя б никто не знал!

 


Кто, кроме Бога, мог состав наш замешать?
Ради чего ж ему теперь нас разрушать?
Если удачны мы, то портишь нас зачем?
Если же нет, то кого обвинять?

 


Жизни сократить иль удлинить ты не смог,
То, к чему стремишься, получить ты не смог.
Думается мне, что наше дело не воск,
Ибо успеха в нём слепить ты не смог.

 


Долго ль миром красок пленяться тебе,
К злу или к добру устремляться тебе?..
Будь ты хоть Земземом, хоть живой будь водой –
В прах-то ведь придётся превращаться тебе!

 


Нам не твердите вы, друзья, горьких слов!
Бог призовет – и я покаяться готов...
Вы-то что гордитесь, что вы не пили вина?
Пьянство – мальчишка пред лицом ваших грехов.

 


Таинства мира запишу-ка я в тетрадь,
Вслух же коль прочту их – будут грешником звать.
Если не найдётся мудрецов средь людей,
Как же свои помыслы мне людям открывать?

 


Кто же не запятнан был грехами, скажи?
Кто жил лишь добрыми делами, скажи?
Зло совершил я, но и Ты платишь злом –
В чём же здесь разница меж нами, скажи?

 


Глину смесив для сотворения моего,
Бог все деяния мои знал до одного.
Как согрешу я без веления его? –
Но если так, то ад, скажите, для чего?

 


Если милосерд Ты, то будь ко всем Ты милосерд.
В том ли, что закрыл для нас Ирем, ты милосерд?
Вот так милосердие – покорного прощать!
Бунт нам отпусти, если совсем Ты милосерд!

 


Если нам небо подчинить не дано –
Восемь ли сфер в нём, или семь – всё равно!
Все мы помрём. Кому же съесть нас суждено –
Волку ль в степи, червю ль в могиле – всё равно.

 


С ненавистью вечной и со злом ты говоришь,
Будто бы в неверии мы злом, ты говоришь...
Ладно, мы согласны. Но, по совести, скажи, –
Сам-то ты достиг того, о чём ты говоришь?

 


В час, как впервые замесили меня,
Сотней пороков наградили меня.
Ясно, что теперь я улучшить не смогу'
Форму, в которой сотворили меня.

 


В бледном рассвете звёздный пламень потух...
Слышишь, как жалобно стонет петух?
В зеркале утра он увидел, как прошла
Ночь из ночей твоих – а ты к этому глух!

 


Там, где ослы, сойдясь вдвоём и втроём,
Властвуют миром – представляйся ослом,
Ибо твердят ослы, что тот, кто не осёл,
Тот-де не им, ослам, а Богу стал врагом.

 


К лику, что роза, льнёт природа моя,
Руки же – к кубку, в коем винная струя:
Там я найду во всех частях свою часть
Прежде, чем в целом растворю своё "я".

 


Пей, о Хайям, а если пьян – веселись!
С девой, похожей на тюльпан, веселись!
Что тебе смерть? Хотя ещё ты и жив,
Думай, что ты мёртв, и, взяв стакан, – веселись!

 


Боже! Раствори ты мне двери щедрот!
Дай во всех делах моих счастливый мне исход...
Тяжко мне похмелие незнанья моего –
Пусть же никогда вот этот хмель мой не пройдёт.

 


Рока не постигнуть из нас ни одному,
Нет под покров судьбы дороги никому...
Семьдесят два года думал ночью я и днём,
Думал – и не понял. И вовеки не пойму.

 


Имя "философа" сыскал я у врагов –
Знает Создатель мой: я вовсе не таков,
Ибо, пришедши в это скорбное гнездо,
Сам до сих пор ещё не знаю: я – каков?

 


День бы мне цепей мирских не знать – так не дано!
Миг бы мне счастье испытать – так не дано!
Долго у судьбы я в ученичестве страдал,
Время бы и мастером мне стать – так не дано.

 


Сердцу всех тайн своею волей не достичь.
Тонкости в помыслах – тем более не достичь,
Рай твой – в вине. Другого ж рая – как знать? –
То ли достичь тебе, а то ль и не достичь.

 


В жизни, словно в море неизведанных сил.
Жемчуга познания никто не просверлил.
Каждый тебе скажет всё, что в голову взбредёт –
Правды же никто ещё доселе не открыл.

 


Мыслью с Земли я до Сатурна долетел,
Всю я распутал в мире путаницу дел,
Всё развязал я – но напрасен мой труд:
Смерти узла я развязать не сумел.

 


Пусть на два дня ты каждый хлеб будешь делить,
Воду из простого кувшина будешь пить, –
Меньших, чем сам ты, – для чего подчинять,
Равным себе – зачем, как меньший, служить?

 

Стихи рубаи Омара Хайяма - omarhajam.ru