ОМАР ХАЙЯМ
РУБАИ

перевод

Д.Н. Ленков



Избранник мира часть его постиг
И мысленно чертогов звёзд достиг –
В познании, как арка небосвода,
Ссутулился, растерян и поник.

Раз уж Господь предначертал твой путь,
Его – ни сократить, ни растянуть.
И не тужи о том, чем не владеешь.
А от того, что есть, свободен будь.

Коль моё сердце через край рванётся,
То в океан страстей оно вольётся.
А суфий, словно узенький кувшин,
Лишь каплю выпьет – сразу перельётся.

Жаль, книга юности уже отшелестела,
Ушла невинная весна души и тела.
Та птица радости, что юностью зовут,
Едва впорхнула – и неслышно улетела.

Коль я над Книгой Судеб властен стал,
Я бы по-своему её перелистал –
Так, чтоб навек прогнать печаль из жизни,
И в ликованъи головой до звёзд достал!

Равнодушно вращается свод голубой,
Уводящий родных и друзей на убой.
Посему – позабудь про Вчера и про Завтра,
Чти Сегодня и будь хоть на миг сам собой.

С людьми общаясь, редких приближай,
И о друзьях получше разузнай.
Ведь тот, кому ты слепо доверяешь, –
Быть может, злейший враг твой, так и знай!

Вина игристого не попрошу,
Пока печали рог не осушу.
Покуда сердца боль не испытаю –
Хлеб-соль из рук чужих я не вкушу.

На дивные вещи смотрел я вчера,
Что делал из глины талант гончара.
И вдруг я прозрел: как, однако, мы слепы! –
То прах наших предков в руках гончара.

Мы пришли и уходим – где с этого прок?
Есть у жизни основа? – А где же уток?
И святым пламя неба глаза выжигает,
Превращая их в пепел. И где хоть дымок?



* * *



О, если б место отдыха найти!
Или конец нелёгкому пути!
Иль после сотни тысяч лет надежда
Могла б, траве подобно, прорасти!

Гадал я по Книге Премудрости вечной.
Вдруг дервиш промолвил с тоскою сердечной:
"Блажен, чья подруга в объятьях подобна
Луне дивной ночи, как год, бесконечной".

Вина, напитка вечности, испей.
Источника беспечности – испей.
Огнём палящее, оно уносит горе
Волною быстротечности. Испей!

Венец всего творенья – это мы.
И острой мысли зренье – это мы.
И если мира круг подобен перстню,
То камня украшенье – только мы.

С умным другом блестит винной чаши алмаз,
Иль с подругой, вдали от завистливых глаз.
Но о том, сколько выпил, ни с кем не делись.
Пей не часто. Пей в меру. Пей с глазу на глаз.

Коль всё заранее предрешено,
Исполнить свои чаянья – смешно!
И если праведны Творца желанья,
Иметь свои желания – грешно?

Пусть я несчастен и достоин срама –
Не вижу в этом безысходной драмы,
И, мучаясь с похмелья по утрам,
Я жажду вин и деву, а не храма.

Глоток вина – скорбящему отрада.
Ещё кувшин вина – моя награда.
Трёхкратный дам учёности развод,
Чтоб в жёны взять скорей дочь винограда.

Караван этой жизни сонливо проходит.
Но блажен этот миг, что счастливо проходит...
Виночерпий, о Страшном суде позабудь!
Принеси нам вина. Ночь на диво проходит...

Эй, муфтий, мы в делах всегда резвее.
Пьяны – и всё равно тебя трезвее.
Мы сок лозы сосём, ты – кровь людей.
Так кто из нас скорей похож на зверя?



* * *



Та, по которой сердце так страдает,
Из-за другого горестно рыдает.
К чему ж тогда искать лекарства мне,
Коль врач с болезнью сам не совладает?

Глоток вина ценней престола Туса,
Вернее царств Кубада и Кавуса.
И стон любви восторга поутру
Стократ милей молитв святоши-гнуса.

Лет шестьдесят твои – и замкнут жизни круг.
Поэтому броди хмельной всегда, мой друг.
Пока из черепа не сделали кувшина,
Ты чашу винную не выпускай из рук.

Ещё никто желанной не добился,
Коль с болью в сердце за неё не бился.
И гребень не касается кудрей,
Пока на сто зубцов не раздробился.

Аду жуткому иль раю, сотворяй,
Бог меня предназначал – не знаю.
Чашу, деву и барбат я беру себе
И легко отдам ключи от двери рая.

Когда любовь придёт, пожара не туши –
Сними сомнений гнёт с возлюбленной. Спеши!
Ведь царство красоты тебе дано не вечно.
Сверкнёт – и ускользнёт. И рядом – ни души.

Да будут милой жизненные дали
Безмерней вековой моей печали.
Сегодня в её взоре я прочёл:
"Творя добро, храни о нём молчанье".

Не надо трона, царского венца –
Пусть флейты звуки льются без конца.
А чётки – стражей армии обмана –
Продам всех разом за кувшин винца!

Знаток земных и неземных явлений,
Проник я в тайны взлёта и паденья.
И всё-таки сгорел бы от стыда,
Познав ступень над чудом опьяненья.

Вот чаша, что умнейших потрясает,
И кто влюблён – стократ её лобзает.
А Мировой гончар, создавший чашу,
Посмотрит – и безжалостно бросает.



* * *



Саки! Во мне печаль кричит, как зверь лесной.
Я опьянён тобой, как юноша смешной.
Твой солнечный пушок вселил шальную радость –
Седая голова вновь полнится весной.

Если ранней весною кумир дивноокий
Поднесёт мне вина на площадке далёкой,
Если в миг этот вспомню о гуриях рая –
Я достоин презренья, как пёс одинокий.

Ты знаешь лилии и кипариса тайну,
За что молва их вознесла необычайно?
У одного все двести рук висят всегда,
А у другой все языки хранят молчанье.

Сладость ли, горечь – не всё ли равно,
коль чаша испита до дна?
Не всё ли равно – Нишапур или Балх, когда пиала полна?
Пей вино, ибо после нас бессчётное множество раз
На смену Луне полумесяц придёт, и вновь вернётся Луна.

Раз в этом мире истина – лишь миф,
Судьбу свою безропотно прими.
Тугую вязь на вечности скрижалях
Ради тебя никто не распрямит.

Тот, кто ею пленён, наслаждается счастьем.
Ставший пылью Той улицы – тает от счастья.
Ты подруге прости сотню мелких обид.
Возликуй! Ибо всё от Неё веет счастьем.

Я не давал Тебе покорности обет
И не скрывал грехов моих побед и бед –
Но верю потому в Твоё великодушье,
Что я не толковал одно двояко, нет!

О небо! Сколько зол от века ты приносишь!
Достойнейших из нас безжалостно уносишь.
О, если бы, земля, мне грудь твою рассечь –
Быть может, россыпь там, где ты песком заносишь?

Навряд ли дервиши и рыцари поста
В раю пророка заняли места –
Тогда бы куща райская, пожалуй,
Была от скуки, как ладонь, пуста.

Сегодня вера в разум – чепуха,
Подобная доению быка.
Не лучше ли колпак шута напялить,
Коль ценят ум не выше лопуха.



* * *



"Брось хмельное, – внушают советчики мне, –
А не то в День Возмездия стонешь в огне!"
Эти страхи – ничто по сравнению с мигом,
Когда истину истин познаешь в вине!

Печален балаган земного бытия,
Где небо – кукольник, а куклы – ты и я.
В нас только на ковре немного поиграет –
И снова запихнёт в сундук небытия.

Я орла увидал на развалинах Туса,
Он когтями сжимал череп шаха Кавуса,
Задавая вопрос: "Что ж торжественный звон
И литавры победные не отзовутся?"

Не завидуй тому, кто деньгами богат –
Ведь и он не купил вечной жизни агат.
И своими не мни эти несколько вздохов,
Что на время даны – ведь недолог прокат.

Утешься, чахлый месяц сгинет несомненно,
И щедрая луна взойдёт ему на смену.
Смотри, как этот сгорбленный старик,
Постом измученный, тускнеет постепенно.

Кто славен в городе – людскую встретит зависть,
Кто в келье скроется – родит сомнений завязь.
Да будь ты даже Хызр или Ильяс –
Безвестным лучше жить, ни с кем не знаясь.

Гляди, под этим небом вечносиним
И мудрые потворствуют насилью.
Теперь взгляни на чашу и кувшин:
Лишь встретятся – польётся кровь обильно.

Возьми всё лучшее, что ценит этот мир,
И сад своих услад укрась, о мой кумир!
Ты с вечера садись в саду, росе подобна,
А встань лишь поутру, когда угаснет пир.

Тюльпан с утра слезится суетливо,
И стан фиалки гнётся вниз пугливо.
Не так Царя восхода ждёт бутон –
Полы одежды держит горделиво.

О старый друг, мой выслушай совет:
Заботиться о небе проку нет.
Увидеть бы в углу довольства малым,
Каков он на поверку, этот свет.



* * *



Старинный друг, сказать мне слово дай:
Ты в страхе перед небом не страдай.
Пристройся там, где все довольны малым,
И за игрой судьбы понаблюдай.

Кто в этом мире не грешил? Ответь!
И кто безгрешно прежде жил? Ответь!
Я сею зло, а Ты за всё караешь.
И этим что-нибудь решил? Ответь!

О бренности всего ты не тужи
И лучше этим мигом дорожи.
Ведь если б не сменялись поколенья,
Пришёл бы разве твой черёд, скажи?

Коль ты сегодня выпить волен – будь доволен.
Ласкаешь ту, которой болен, – будь доволен.
Теперь представь на миг, что нет тебя.
Но ты ведь есть – и этим будь доволен.

Когда рассвета голубая глубина
Разбудит мир – испей глоток вина:
Раз истина горька, то в терпком вкусе
Божественная истина видна.

Пока ты не познаешь свет – не выйдет ничего.
Не примут щёки сердца цвет – не выйдет ничего.
Что горевать? – Пока, влюблённый,
Не позабудешь о себе – не выйдет ничего.

Когда вернутся розы – символ веры,
Вели, чтобы вина подали в меру.
О рае, аде, гуриях, дворцах
Не думай, ибо всё это – химеры.

От несвободы мира так устал,
Что радоваться жизни перестал.
Учеником судьбы я был прилежным.
Увы, учителем пока не стал.

Лик солнца мне цветами не затмить
И тайну рока не дано раскрыть.
Я перл извлёк из океана знаний,
Но страх его мешает рассверлить.

Я ухожу. Кто до конца прозреет,
Пустую эту жизнь презреть посмеет.
И пусть теперь возрадуется тот,
Кто сам от смерти ускользнуть сумеет.

Приводят одного, другого похищают,
Но в тайну никого из нас не посвящают.
Нам Книгу Бытия откроют лишь на миг,
И видим: жизнь – сосуд, что лишь глоток вмещает.

Раз всё то, что в руках, в пустоту обратится
И что зримо вокруг в пыль и прах разлетится,
Так живи, будто сущего нет в этом мире,
А всё то, чего нет – ещё может случиться.

Лучше в миску собачьей похлёбки налей,
Чем тому угождать, кто наглей и подлей.
Свой сухарик с водою и слаще и чище,
Чем кисель с пахлавою от подлых людей.





omarhajam.ru в социальных сетях