Логотип сайта omarhajam.ru
omarhajam.ru

ОМАР ХАЙЯМ
РУБАЙЯТ

Дословный перевод

Рубаи приводится в прозаическом (подстрочном) переводе




[Из] тех, кто мудростью просверлил жемчужину смысла,
[Кто] говорил [так много] слов о сущности Господа, -
Никто не раскрыл основной нити тайн:
Сначала посуесловили, а затем - заснули.

 



Тот, кто является избранником мира
И размышляет о нём с высоты звёзд, –
Словно небо, в познании Твоей сущности
Изумлён и растерян, поник головой.

 



Тот, кто стар, и тот, кто молод, –
Все уйдут один за другим, по одному.
Ведь это царство мира никому не останется навеки:
Уходили [другие] и мы уйдём, придут [новые] и уйдут [опять].

 



Если не достанутся нам в удел розы – довольно и шипов.
Если не достигнет нас свет – довольно и огня.
Если не будет рубища, ханаки и шейха –
Довольно колокола, церкви и зуннара.

 



О Господи! Ты замесил мою глину – что же мне делать?
Ты соткал мою шерсть и ткань – что же мне делать?
Всё злое и доброе, что я совершаю,
Ты начертал на моём челе – что же мне делать?

 



Тот, кто дал красавицам улыбающиеся губы,
Кто дал скорбящим сердечную боль,
Если и не дал нам в удел радости, – не беда:
Мы довольны, так как многим тысячам [других] дал горе.

 



Как жаль, что мы зря состарились,
[Что] в чаше подобного ветру неба истолкли нас.
Горе и скорбь! [Не успели] мы моргнуть глазом,
Как не стало нас, [ушли], не достигнув своих желаний.

 



Хотя у меня красивы лицо и волосы,
Как тюльпаны, щёки, и стан, как кипарис,
Непонятно, зачем в цветнике времени
Предвечный Художник создал нас.

 



Если отличит в моём роде родовой признак саки,
То в каждом виде сто видовых различий найдёт саки.
Если я откажусь [от них], пусть по своему обычаю даст мне вина саки –
И пусть я перестану быть самим собой!

 



Раз твой хлеб насущный предопределён Богом,
То никогда не уменьшат и не увеличат [его].
Не надо тужить о том, чего нет, –
Нужно быть свободным от того, что есть.

 



О саки, если моё сердце и отобьётся от рук,
То куда оно уйдёт? Ведь [мир] – это море.
Если суфий, который, словно узкий сосуд, полон невежества,
Выпьет каплю [вина], то оно ударит ему в голову.

 



Как жаль, что окончена книга юности,
Что та ранняя весна жизни прошла.
Та птица радости, которую звали молодость,
Увы, не знаю, когда пришла и когда ушла.

 



Если бы я был властен над скрижалью рока,
Я переписей бы её по собственному желанию и прихоти.
Я бы совсем изгнал из мира печаль
И от радости достал бы головой небосвод.

 



От этого вращающегося свода жди [только] зла,
Считай, что нет у тебя друзей в мире.
Покуда можешь, будь хоть на миг самим собой.
Не требуй завтрашнего дня, не оглядывайся на вчерашний день – смотри на сегодняшний.

 



От наступления весны и ухода зимы
Листы нашей книги [бытия] срываются.
Пей вино, не горюй, ибо мудрец сказал:
«Горести мира – словно яд, а противоядие – вино».

 



Если [даже] один миг уйдёт из твоей жизни,
То не дай ему пройти иначе как в веселии.
Берегись, ибо суть земного царства –
Жизнь. Как проведёшь её, так она и пройдёт.

 



Эти гончары, что месят глину,
Если бы присмотрелись к ней рассудком и разумом,
То никогда не стали бы бить, топтать и мять ее:
[Ведь] это прах отцов – обращались бы [с ней] хорошо.

 



Говорят: не пей вина в ша'бан – не дозволено.
И в раджаб – это месяц Господа.
Ша'бан и раджаб –месяцы Господа и посланника [его]?
Так будем пить в рамадан, ибо это наш собственный месяц.

 



О небосвод! Как случилось, что подлецу ты даришь блага?
Даришь бани, мельницы и дворцы.
Л благородный покупает в долг чёрствый хлеб –
На такое небо надо плюнуть!

 



Не поддавайся печалям несправедливой судьбы,
Не напоминай душе о невзгодах ушедших.
Не выпускай [из рук[ сердце, как и локоны возлюбленной.
Не расставайся с вином, не губи свою жизнь.

 



Лучше, если в наше время у тебя будет поменьше друзей:
С людьми [нашего] времени лучше общаться издали.
Тот, на кого ты полагаешься в жизни,
Если раскроешь глаза разума, он враг твой.

 



О несведущий в делах мира, ты ничто.
Твоя основа – ветер, и потому ты ничто.
Границы твоего бытия – это [промежуток] меж небытиём,
Вокруг тебя ничто и внутри ты ничто.

 



Как жаль, что основы жизни утеряны
И рукою смерти много сердец окровавлено.
Никто не пришёл из того мира, чтобы принести [хоть] какую-нибудь весть,
Рассказать о положении путников [из этого мира].

 



От вина убывает надменность в головах,
Вино развязывает тугие узлы.
Если бы Иблис выпил глоток вина,
То две тысячи раз поклонился бы он Адаму.

 



О саки! Твой лик прекраснее чаши Джамшида,
Смерть за тебя лучше вечной жизни.
Прах твоих ног – свет моих глаз,
Каждой частичкой он лучше ста тысяч солнц.

 



От моего прихода не было пользы небосводу.
И от ухода моего не увеличились ни сан его, ни блеск.
И ни от кого ещё не слышал я,
Ради чего [он] породил меня, [а затем] уничтожил.

 



Никогда я не пью с наслаждением чистого вина,
Пока не [случится] мне испить злой напиток из рук горести.
Не одмакну я свой хлеб в чью-либо соль,
Пока не съем кебаб из своего сердца.

 



Черепок горлышка жбана лучше царства Джамшида.
Глоток вина лучше пищи Марйам.
Утренний вздох из груди вдребезги пьяного
Лучше песнопений Абу Сайида и Адхама.

 



Пошёл я вчера к одному гончару.
Над глиной он ежеминутно творил чудеса.
Я увидел – хотя и не видели этого все, лишённые [внутреннего] зрения:
В руках каждого гончара – прах отцов.

 



Если [считают, что] я пьян вином магов, – то я таков.
Если ]считают, что] я влюблённый, гуляка и идолопоклонник, – то я таков.
Каждый думает по своему разумению.
Я знаю сам, каков я есть, – я таков!

 



Доколе ты будешь хмурить брови из-за огорчений?
Никогда ты не достигнешь печалью своей цели.
[И] мои и твои дела – не в наших руках.
Покорись судьбе: для мудреца это лучше.

 



О кравчий! Цветы и травы, опавшие столь пленительными,
Смотри, через неделю превратились в прах.
Пей вино, срывай цветы, ибо пока оглянёшъся –
Цветы станут прахом, а травы сравняются [с землёй].

 



Я не тот, кого страшит смерть –
Ибо та часть моего [существования] будет лучше этой части.
Жизнь дана мне Богом на подержанье –
Вручу её [ему], когда придёт пора вручить.

 



Этот старый караван-сарай, именуемый миром –
Пегая усыпальница утра и вечера.
[Это] пиршество, оставшееся [от] сотни Джамшидов.
[Это] могила, [служащая] убежищем для сотен Бахрамов.

 



Где польза от нашего прихода или ухода?
Где уток основы нашего бытия?
Небесное пламя выжигает глаза лучших людей мира.
Превращает их в пепел, а где же дым?

 



Тайн вечности ни ты не знаешь, ни я.
Этих загадочных письмен ни ты не прочитаешь, ни я.
Существует только наша с тобой беседа за завесой.
Когда [же] упадёт завеса – ни тебя не останется, ни меня.

 



Не ищи радости, ибо итог жизни – один лишь миг.
Каждая частичка – из праха Кай-Кубада и Джамшида.
Дела и мира, и всей Вселенной –
[Это] сон и мираж, и обман, и [краткое] мгновенье.

 



О, если бы было место [для] отдохновения!
Или же был бы конец этому долгому пути!
О, если бы была надежда после ста тысяч лет
Вырасти из чрева земли, словно трава!

 



О саки! Если в моих объятиях [будет] красавица с рубиновыми устами,
И если вместо виноградного сока [в чаше] будет вода Хидра,
Если музыкантом будет Зухра, а собеседником – Иса:
Коль сердце не радуется, нет места веселью.

 



Гонимый чоуганом рот, словно мяч,
Беги влево, беги вправо и ничего не говори.
Ибо тот, кто заставил тебя бежать –
Он знает [зачем], он знает, он знает, он!

 



Гадая я в книге жизни. Вдруг с сердечной болью
Мудрец сказал: «Блажен тот,
В чьих объятиях возлюбленная,
Подобная месяцу, – ночью, длинной, как год».

 



Не бойся невзгод скоротечного времени,
Не бойся того, что постигает [тебя], ибо это недолговечно.
Этот миг наличный проведи в веселии,
Не грусти об ушедшем, не бойся грядущего.

 



Боюсь, что мы более не попадём в этот мир
И не встретимся более с друзьями.
Давай же воспользуемся этим мгновением, в котором мы живём!
Быть может, в следующее мгновение нас уже не будет.

 



Выпей того вина, которое является напитком вечности,
Выпей [того], что является источником веселья в этом мире.
Оно обжигает, как огонь, но горе уносит,
Как живая вода, выпей [его]!

 



Пусть не обладаем мы истиной и достоверными [знаниями] –
Невозможно [всё же] всю жизнь пребывать в сомнении.
Лучше не будем выпускать из рук чашу с вином.
Выпьем и будем веселы: не трезвые и не пьяные.

 



Не следует печалью огорчать весёлое сердце
[И] приятное время омрачать заботами.
Никто не знает тайны [того], что будет потом.
Нужны вино, возлюбленная, и наслаждение, и желание.

 



Иди, осыпь прахом главу небес и мира.
Пей вино и будь среди луноликих [красавиц].
Не время для упрёков, не время для забот –
Ведь из всех ушедших никто не вернулся.

 



Цель всего творения – мы,
В глазах разума источник зрения – мы.
Этот круг мироздания – словно перстень,
Без всякого сомнения лучший камень его инкрустаций – мы.

 



Если пьёшь вино, то пей с мудрыми,
Или же – с улыбающимся, тюльпаноликим юношей.
Не пей много, не кричи [об этом], не разглашай, [что ты пьёшь].
Пей мало, пей изредка, пей тайно.

 



С красавицей, более свежей, чем розы цветника,
Не выпускай из рук чашу вина и букет роз
До того [мгновения], когда ураган смерти внезапно
Унесёт рубашку жизни, словно лепестки розы.

 



Прекрасна весенняя роса на лепестках розы,
Прекрасно лицо возлюбленной на лужайке.
О прошедшем дне, что бы пт ни сказал – нехорошо.
Будь весел, не говори о вчерашнем дне, ибо сегодня – прекрасно.

 



Болен я, дух [мой] подвергает испытанию [крепость моего] тела.
Отказ от вина угрожает моей жизни.
И самое удивительное – чего бы я ни употреблял при болезни,
Всё вредит мне, кроме вина.

 



Кровавый ручей моего сердца снёс бы сто домов,
А в сто раз больше [домов] в опасности от моих слёз.
Каждая ресничка моя – жёлоб, по которому стекает кровь,
А если я сомкну ресницы, то будет потоп.

 



Раз Творец не захотел того, чего хотел я, –
Разве исполнится то, чего я захотел?
Если всё, что он захотел, праведно, –
Следовательно, всё, чего я захотел, – грешно.

 



Те, что достигли глубин мудрости и знаний,
Стали светочем для других в познании наук –
Не [смогли] выбраться из этой тёмной ночи,
Наговорили разных сказок и погрузились в сон.

 



Тот, кто установил землю, небосвод и небеса,
Много горестей вложил в это печальное сердце.
Много рубиновых уст и луноподобных лиц
Спрятал под землю и в ларец праха.

 



Сегодня у тебя нет власти над завтрашним,
А размышления твои о завтрашнем – не что иное, как пустая мечта.
Не губи этого мгновения, если твоё сердце не безумно,
Ибо не вечно ты будешь жить.

 



Была капля воды – слилась с морем.
Частичка праха – смешалась с землёй.
Что такое приход [и] уход твой в этом мире? –
Появилась какая-то муха и исчезла.

 



Хотя и несчастен я, и мерзок в [своих] грехах –
Я не отчаиваюсь, как идолопоклонники кумирен.
Утром, умирая от [вчерашнего] хмеля,
Я требую вина и красавиц, а не мечети и храма!

 



О друг, не будем тужить о завтрашнем дне!
Воспользуемся этим наличным мигом.
А завтра, когда покинем эту старую обитель,
Присоединимся к [прожившим] семь тысяч лет.

 



Тому, кто сведущ в тайнах мира,
Радость, горе и печаль – всё одно.
Раз добро и зло мира [равно] пройдут,
Хочешь – будь болезнью, хочешь – снадобьем.

 



Мы были [каплей] жидкости, вложенной в чресла,
Вышедшей наружу от пламени страсти.
[И вот уж] завтра наш прах развеет ветер –
Проведи же хорошо, с вином, эти два мгновенья.

 



Печаль я убью чашей в один ман,
Себя [же] – обогащу двумя ритлями вина.
Сначала я дам трёхкратный развод разуму и вере,
А затем женюсь на дочери лозы.

 



Странно проходит этот караван жизни.
Блаженно мгновенье, которое проходит в веселье.
Саки, зачем горевать о будущем воскресении?
Принеси чашу вина, ибо ночь проходит.

 



Да будет в голове моей страсть к кумирам, подобным гуриям,
Да будет в руках моих постоянно виноградный сок.
Мне говорят: да дарует тебе Творец раскаяние! –
Если он и дарует, не буду [раскаиваться], да удалится это [раскаяние] от меня!

 



Солнце бросило аркан утра в воздух,
Кай-Хусрау дня бросил шарик в чашу.
Пей вино, ибо крик любви в утреннюю пору
Отозвался во Вселенной эхом: «Пейте!»

 



Эй, муфтий, у нас больше дел, чем у тебя.
При всём опьянении мы трезвее тебя.
Мы пьём кровь лозы, а ты – кровь людей,
Рассуди же справедливо, кто [из] нас кровожаднее.

 



Доколь [пребывать] в обмане и фальши жизни?
Доколь мне будет наливать мутное [вино] саки жизни?
Из-за его хитростей и коварства хочу я
Пролить на землю остаток жизни, как глоток [вина].

 



Возлюбленная, из-за которой страдает мое сердце,
Сама охвачена другим горем.
Как [же] я [могу] стараться [в поисках] лекарства [для] себя,
Если болен сам лекарь наш ?

 



Один глоток вина лучше царства Кавуса,
Лучше трона Кубада и престола Туса.
Каждый вздох, исторгаемый влюблённым по утрам,
Лучше молитв лицемерных святош.

 



Не мечтай прожить более шестидесяти лет.
Куда бы ни поворачивал стопы – иди лишь пьяным.
Пока из чаши головы твоей не сделают кувшин,
Не выпускай из объятий кувшин и из рук чашу.

 



Прежде чем мы вкусим превратности судьбы,
Давай-ка сегодня выпьем вина,
Ибо этот небесный свод при [дальнейшем] вращении
Не даст нам возможности испить даже [глотка] воды.

 



Я много скитался по склонам и долам, но от моих скитаний дела не улучшились.
Я доволен тем, что жизнь моя
со всеми превратностями хоть и [не всегда[
шла хорошо, но всё же иногда проходила приятно.

 



О [ты], тревожащийся днём и ночью о мирских благах
И не думающий никогда о Судном дне!
Приди, наконец, в себя, посмотри хорошенько хоть один миг,
Как поступает с другими время!

 



Каждый, кто начертал строки разума в сердце,
Не провел даром ни одного мига своей жизни.
Он или старался снискать милость Творца,
Или же избрал себе покой и поднял чашу.

 



Мы явились чистыми из небытия и осквернились.
Радостно вышли наружу и огорчились.
[Пролитые] слёзы [жгли] огнём наши сердца.
Мы растратили жизнь, а сами ушли в землю.

 



Солнце вечного неба – [это] любовь.
Птица благословенного луга – [это] любовь.
Любовь – это не стенание соловья,
А вот если умираешь без стона – это любовь.

 



В тот день, когда не бывает у меня чистого вина,
Если во рту у меня и противоядие, то оно [кажется] ядом.
Горести мира – это яд, а его противоядие – вино.
Когда выпью вина, то не страшусь яда.

 



На свете никто не соединился с розощёкой [возлюбленной],
Пока его сердце не испытало уколы шипов судьбы.
Взгляни на гребень: пока не расщепился на сотни кусков, –
Не прикоснулся к локонам красавицы.

 



Я не знаю вовсе: тот, кто меня создал,
Сотворил [меня] из жителей рая или мерзкого ада.
Чаша, кумир и барбат на краю нивы –
Эти три – мне наличными, а тебе в долг – рай.

 



Я сказал: «Больше не буду пить пурпурного вина,
Вино – кровь лозы, больше не буду пить кровь».
Старец разума сказал мне: «Ты серьёзно говоришь?»
Я ответил: «Да нет! Как мне не пить?»

 



О друзья, напоите меня вином
И это [моё] янтарное лицо сделайте яхонтовым.
Когда я умру, омойте меня вином,
А из виноградных лоз сделайте мне гроб.

 



Вином и розами на берегу ручья с луноликой,
Пока возможно, буду я наслаждаться.
Пока я был, есть и буду,
Я пил вино, пью и буду пить.

 



Вот от утреннего ветра распускается бутон розы,
Соловей радуется красоте розы.
Сядь в тени роз, ибо [ещё] долго эти розы будут
Осыпаться на землю, а мы уже будем прахом.

 



Хаййам, судьба стыдится того,
Кто сидит печальный из-за превратностей судьбы.
Под звуки лютни пей вино из чаши,
Пока чаша не разбилась о камень.

 



Друзья, когда вы будете вместе собираться,
Радуйтесь красоте друг друга.
Когда кравчий будет обносить вином магов,
То помяните и меня, беднягу, добрым словом

 



Если я скажу Тебе тайну в трущобах,
Это лучше, чем молиться в михрабе без Тебя.
О Ты, начало и конец [всего сущего],
без которого ничто не существует! Хочешь – сожги меня, хочешь – обласкай.

 



Ты разбил мои кувшин с вином, о Господи!
Закрыл для меня врата наслаждения, о Господи!
Ты пролил на землю пурпурное вино.
Да буду я проклят, может быть, Ты пьян, о Господи?!

 



Этот гончар, слепивший чаши голов,
Проявил в гончарном деле своё искусство:
Над скатертью нашего бытия он поставил чашу вверх дном
И наполнил горечью эту опрокинутую чашу.

 



Ты .милосерден, [и] я не думаю о грехе.
Ты дал припасы, [и] я не думаю о тяготах пути.
Если по твоей милости я воскресну безгрешным,
То нисколько не буду думать о чёрной книге.

 



Небосвод не взрастит на земле розу
Без того, чтобы не сорвать её и не обратить вновь в прах.
Если бы облако собирало прах вместо воды,
То до дня воскресения изливало бы оно кровь красавиц.

 



Если [даже] горе дашь вина, она затанцует.
Глупец тот, кто поносит вино.
Никогда я не буду раскаиваться в употреблении вина,
Ибо это то, что воспитывает человека.

 



Подними пиалу и кувшин, о возлюбленная,
Кружись по лужайке и на берегу ручья,
Ибо этот небосвод [так] много стройных луноликих [красавиц]
Сотни раз обратил в пиалу и сотни раз в кувшин.

 



Ударил я вчера о камень обливной кувшин,
Очень пьян был я, потому так грубо поступил.
Кувшин [же] сказал мне на тайном языке:
«Подобен тебе я был, а ты уподобишься мне».

 



О Ты, сущности которого разум не ведает,
[Ты], не нуждающийся в покорности или непокорности моей.
Я пьян от грехов и трезв от упования.
Это значит: я надеюсь на Твоё милосердие.

 



Эти обитатели могил превратились в прах и пыль,
Каждая частичка [которых] отделилась от другой.
Ох, что это за вино: ведь до Судного дня
Они лишились сознания и не ведают ни о чём.

 



На пиру рассудка разум привёл убедительный довод;
В Руме и в Аравии люди разных толков повторяли:
«Если кто-либо скажет, что вино недозволено,
То как же я поверю, – ведь Бог сказал: "Майсара"».

 



Теперь, коль ты можешь,
Освободи же душу возлюбленной от бремени,
Ибо это царство красоты не будет вечным:
Оно ускользнёт когда-нибудь и из твоих рук.

 



Встань, о милый юноша, ведь утренняя пора!
Наполни рубиновым вином хрустальный кубок,
Ибо этот миг единый, [данный] на подержание [нам] в бренном уголке,
Будешь долго искать, но более не найдёшь.

 



Вино – прозрачный рубин, а кувшин – рудник.
Пиала – тело, а вино в ней – душа.
А та хрустальная чаша, что искрится от вина, –
Это слёзы, в которых скрыта кровь лозы.

 



Те, что кладут в основу благочестия лицемерие,
Приходят и ставят преграду между телом и душой.
А я после этого поставлю на голову [свою] кувшин с вином,
Если даже мне распилят голову, как петуху.

 



[Возлюбленная], похитившая сердце, – да будет её жизнь долгой, как моя печаль! –
Сегодня вновь начала выказывать благосклонность.
Она бросила на меня взгляд и ушла,
Как будто говоря: «Сделай добро и брось в воду».

 



Я пью вино, но не пьянствую.
Я применяю силу только к чаше.
Знаешь ли ты, в чём цель моего поклонения вину ?
Не поклоняться себе, как ты.

 



О том саки, чьи губы дарят цвет рубину,
Печаль – сила для сердца и пища для души.
Тот, кто не погиб в потоке печали о нём,
Живёт в ковчеге Нуха, [словно] в гробу.

 



Зашёл я вчера в гончарную мастерскую:
Увидел две тысячи кувшинов, говорящих и молчаливых.
[И] вдруг один кувшин вскричал:
«Где гончар? Где покупатель? Где продавец?»

 



Я продаю короны ханов и венцы царей.
Продаю чалму из касаба за звуки флейты.
Чётки – посланцев войска лжи –
Я оптом продаю за пиалу вина.

 



Я в пьяном виде зашёл вчера в погребок,
Увидел хмельного старца с кувшином на плече.
Сказал я: «Почему ты не стыдишься Творца?»
Ответил он: «Бог милостив, пей вино»!»

 



Не роняй чести новобрачной беспорочной лозы,
Проливай только кровь сердец нечестивых кающихся.
Кровь двух тысяч низменных лицемеров
Пролей на землю, но глотка [вина] на землю не проливай.

 



За завесу тайн нет никому пути,
Никто не ведает о том, [когда] душа готовится [в путь].
Нет пристанища [для нас] нигде, кроме [как] в сердце тёмной земли.
Пей вино, ибо такие сказки некоротки.

 



О вино, для меня, безумца, ты – возлюбленная.
Я пью и не боюсь [быть] опозоренным.
Я выпью столько вина, что каждый, кто увидит, спросит:
«Эй, жбан вина, откуда ты идёшь?»

 



Позорно прославиться добрым именем,
Стыдно терзаться из-за насилий небосвода.
Быть пьяным от запаха виноградного сока
Лучше, чем прославиться своим аскетизмом.

 



Мне говорят: «Поменьше пей вина!
В конце концов, по какой причине ты не отказываешься от него?»
Причина моя – лицо подруги и утреннее вино.
Рассуди же, есть ли более веская причина?

 



Ради того, что ты пьёшь или надеваешь в [этом] мире,
Если ты будешь стараться, то дозволено.
Будь разумен, всё остальное не стоит того,
Чтобы продать за него драгоценную жизнь.

 



Я знаю [всё] зримое небытия и бытия.
Я знаю скрытое каждой вершины и низины.
И при всём этом да будет мне стыдно от своих знаний,
Если, кроме опьянения, знаю я иное состояние.

 



Это – чаша, которую восхваляет разум
[И] от любви стократ целует её в лоб.
А этот гончар судьбы такую изящную чашу
Создаёт, а потом разбивает о землю.

 



До того как тебя постигнут горести,
Скажи, о кумир, чтобы принесли пурпурное вино.
Ты – не золото, о беспечный глупец,
Чтобы тебя зарыть в землю и извлечь вновь.

 



О кравчий! Моя печаль громко вопиет,
Моё опьянение превысило меру.
Хоть и седина в моих волосах, радостен я,
Так как из-за твоего [нежного] пушка
Моя старая голова стала ранней весной.

 



Небосвод – лишь поясок на нашем изнурённом теле,
Джейхун – лишь след влаги наших глаз,
Ад – лишь искорка наших тщетных вздохов,
Рай – лишь мгновенье времени нашего покоя.

 



Нам – вино и возлюбленная, вам – храм и кумирня.
Мы – обитатели ада, вы – обитатели рая.
В чём же наша предвечная вина? Скажи! –
[Ведь] Художник так предначертал на скрижали судьбы.

 



Из всех прошедших этот длинный путь
Где вернувшийся, чтобы расспросить его?
Берегись, на этом перепутье алчности и нужды
Не оставляй ничего, ибо не вернёшься назад.

 



Тело твоё – [из] костей, жил и сосудов, –
Не преступай того, что назначено тебе судьбой.
Не сдавайся, если даже твой враг – Рустам, сын Заля.
Не будь в долгу [ни перед кем], если даже твой друг –Хатам Таи.

 



Если весенней порой кумир, подобный гурии,
Даст мне на краю нивы чашу вина,
[То] сколь бы [люди] ни порицали эти слова,
Собака лучше меня, если вспомню о рае!

 



Не отчаивайся в милости Творца и милосердии Господа
Из-за великих грехов и проступков.
Если даже ты сегодня дремлешь пьяный вдребезги,
То завтра он простит [твои] тлеющие кости.

 



Всего, кроме вина, лучше избегать,
А [вино] прекрасно из рук хмельных кумиров в шатрах.
Опьянение, каландарство и беспутство лучше,
От Луны и до Рыбы глоток вина – самое лучшее.

 



Каждая травинка, что растёт на берегу ручья,
Наверное, была волоском ангелоподобной [красавицы].
Не наступай безжалостно на траву,
Ибо эта трава выросла из праха тюлъпаноликой.

 



Когда я трезв, наслаждение скрыто от меня,
Когда я пьян, слабеет мой разум.
Есть состояние между опьянением и трезвостью –
Я раб этого [состояния], ибо это [и] есть жизнь.

 



С жадностью я прильнул устами к устью кувшина,
Чтобы в нём найти средство для долгой жизни.
[Кувшин], приложив губы к моим губам, сказал [мне] тайком:
«Я тоже был подобен тебе, побудь со мною миг».

 



С рубиновым вином в руке, с локоном возлюбленной в другой
Сидит он счастливый на краю луга,
Пьёт вино и не думает о коловращении небес,
Пока не опьянеет от сладостного вина.

 



Небеса, которые только увеличивают горе,
Создают одного [человека], чтобы похитить другого.
Неродившиеся, если бы узнали, что претерпеваем мы от судьбы,
[Никогда бы] не родились.

 



Блажен тот, кто в наше время жил вольно,
Жил довольный всем, что Господь дал ему,
[Кто] воспользовался этим единым мигом жизни
И жил вольно – просто и с вином.

 



Доколь я буду жаловаться на своё невежество?
Сердце моё сжимается от моей беспомощности.
Отныне я опояшусь зуннаром,
Так как стыжусь и своих грехов, и своего мусульманства.

 



Как мне обратиться к другой ?
Как мне начать новую любовь ? –
Ни на миг слёзы из глаз
Не дают .мне бросить взгляд на другую.

 



Этот небесный свод, чтобы погубить нас с тобою,
Покушается на наши с тобой чистые души.
Садись на траву, пей вино, будь весел [сейчас],
Ибо [потом] эта трава вырастет из моего и твоего праха.

 



Знаешь ли ты, почему, каким образом прославилось благородство кипариса и лилии
И как они стали притчей во языцех?
У этой – десять языков, но [она] молчит вечно,
А у того – двести рук, но он постоянно бездействует.

 



Когда проходит жизнь, какое [значение имеет]:
сладкое или горькое?
Когда наполнена чаша, какое [значение имеет]:
Нишапур или Балх?
Пей вино, ибо после нас с тобой много раз
Месяц от полнолуния перейдёт к новолунию
и от новолуния – к полнолунию.

 



Где близкий друг, чтобы [хоть] раз я рассказал [ему],
Чем был человек с самого начала?
Рождённый в тяготах, замешенный из глины горя,
Он немного поскитался по миру и остановился [навек].

 



В час утреннего похмелья, о благословенный отрок,
Сыграй какую-нибудь мелодию и принеси вина,
Ибо сто тысяч Джамшидов и царей погрузил в прах
Этот приход лета и уход зимы.

 



Тот, кто исходил [этот] мир своими ногами,
Кто прошёл в стремлении познать его оба мира,
Не знаю, известно ли ему более того,
[Что знаем мы] о делах [мира], как он есть?

 



Доколь [говорить] о светильниках мечети и дыме кумирни?
Доколь [толковать] о вреде ада и пользе рая?
Посмотри на скрижаль судьбы: издавна
Мастер начертал [там] то, что должно случиться.

 



Тем вином, что дает жизни иной облик,
Наполни кубок, если даже это причинит тебе хлопоты.
Дай [мне] его в руки, ибо дела мира известны.
Торопись, ибо жизнь уходит с каждым мигом.

 



У круга, в котором заключены приход наш и уход,
Ни конца, ни начала не видно.
Никто ещё верно не сказал о том,
Откуда этот приход и куда уход.

 



Когда туча ранней весной омоет щёки тюльпана,
Встань и обратись прямо к чаше вина,
Ибо эта трава, на которую ты смотришь сегодня,
Завтра будет расти из твоего праха.

 



Нет смысла насиловать себя и утруждать,
Не следует желать больше своей доли.
То, что предначертано тебе в вечности,
Это и есть твоя доля – [ни] больше, [ни] меньше.

 



Если твое известны, о друг, все тайны,
Зачем ты столько горюешь понапрасну?
Раз [дела] совершаются не по твоей воле,
То будь доволен [хоть] раз в это [краткое] мгновенье, в котором ты живёшь.

 



Этот свод, который никого не посвящает [в свои] тайны,
Коварно убил тысячи Махмудов и Айазов.
Пей вино, ибо никому не дана вечная жизнь,
А тот, кто ушёл из мира, – [уж] не вернётся.

 



Тебе говорят: «Рай с гуриями прекрасен».
А я говорю: «Виноградный сок прекрасен».
Ты возьми эту наличность и откажись от неналичного,
Ибо слушать барабанный бой хорошо издали.

 



Будь весел, ибо невзгоды будут бесконечны,
На небе звёзды будут [ещё долго] восходить.
Кирпичи же, которые вылепят из твоего праха,
Уложат в стены домов других людей.

 



Раз положение наше в этом вечном мире непрочно,
То [жить] без вина и возлюбленной – великий грех.
Доколь же [говорить] о вечном и преходящем, о праведный муж?
Когда мы уйдём, не всё ли равно: [будет] мир вечен или нет?

 



О рок! Ты признаёшь своё насилие,
Ты [постоянно] пребываешь в обители произвола и угнетения.
Блага ты даришь подлецам, а горести – благородным.
Кроме этого, ты ни к чему не способен: или ты осёл, или выжил из ума?

 



Я постоянно борюсь с собой, что же мне делать?
Я страдаю от своих поступков, что же мне делать?
Допустим, что Ты простишь меня по великодушию.
От стыда за поступки, которые Ты видел, что же мне делать ?

 



Мы покупаем новое и старое вино,
Л затем – продаём весь мир за два ячменных зерна.
Ты спросил: «Куда пойдёшь после смерти ?»
Принеси вина и оставь меня в покое!

 



О сердце! Раз истина в этом мире – аллегория,
Зачем ты столько горюешь в такой лихой нужде?
Покорись судьбе и примирись с тем, что есть,
Ибо начертанное каламом [вечности] не будет изменено ради тебя.

 



Я гибну от горя разлуки с тобой,
Куда бы ты ни пошёл, я не отстану от тебя.
Тысяча сердец погибли в печали, оттого что ты ушёл.
Вернись, да станут твоей жертвой сто тысяч душ.

 



Тайны надо скрывать от всех людей,
И от подлецов надо скрывать тайны.
Посмотри, как ты поступаешь с божьими тварями,
И ожидай того же от всех людей.

 



Каждое сердце, пленённое ею, счастливо.
Каждая голова, ставшая пылью той улицы, счастлива.
Не обижайся на подругу за маленькую обиду,
Радуйся, ибо всё, что исходит от подруги, – счастье.

 



Сегодня мы – влюблённые, восхищённые и пьяные,
На улице кумиров сегодня поклоняемся вину.
Совершенно освободившись от своего бытия,
Мы вступаем сегодня во дворец Всевышнего.

 



Как жаль, что жизнь протекла бесполезно:
И кусок [хлеба] стал недозволенным и дыхание осквернено.
Неисполненные [мною] веления [Твои] опозорили меня,
Я сожалею о поступках, [которые] противоречили [Твоим] велениям.

 



Хотя я никогда и не сверлил жемчуга покорности Тебе
И никогда не смывал с лица пыли греха,
Я не [переставал] надеяться на престол великодушия Твоего,
Так как никогда одно не называл двумя.

 



Говорят: «Гурии и рай будут,
Там будет чистое вино и мёд».
Если мы [теперь] поклоняемся вину и возлюбленной, это не грех, –
Ведь в конце концов мы придём к тому же.

 



Если мне удастся раздобыть лепёшку из пшеничного хлеба,
Два мана вина, баранью ножку
И сидеть с возлюбленной в развалинах,
Это [будет] наслаждение, доступное не каждому султану.

 



Когда чистые души покинут тела, твоё и моё,
Прах других пойдёт на наши могилы.
А потом на кирпичи для могил других
Повлекут в [отливочную] форму наш прах.

 



Говорят: «Все воздержанные люди
Воскреснут такими же, какими умрут».
Мы потому всегда с вином и возлюбленными,
Что, быть может, нас так и воскресят.

 



О небосвод! Все разрушения происходят из-за твоей злобы,
Несправедливость – твой давнишний обычай.
О земля, если рассекут твою грудь,
То много драгоценных каменьев [найдут] в ней.

 



Говорят, что пьяницы будут в аду.
Это – ложь, не следует этому доверять:
Если влюблённые и пьяные должны быть в аду,
То завтра рай окажется [пустым], как ладонь.

 



Эту чашу, столь красиво отделанную,
Разбили и бросили на дорогу.
Берегись, не ступай по ней безжалостно,
Ибо эту чашу сделали из чаш голов.

 



Тот, кто прислушивается к голосу разума,
Не достигает цели: он доит быка.
Уж лучше надеть одеяние глупости,
Ибо сегодня за разум продают [только] порей.

 



Хаййам! Зачем так горевать из-за греха?
Что пользы – большой [ли], малой [ли] – тосковать?
Если бы не было греха, зачем [тогда] прощение?
Прощение создано для греха, зачем же горевать?

 



Настало утро, встань, о изнеженный!
Потихоньку пей вино и играй на лютне.
Ибо тот, кто здесь, [в этом мире], –
не пробудет долго, А из тех, кто ушёл, никто не вернётся.

 



Когда я буду растоптан ногою смерти
И ощипан, как птица, рукою смерти,
Сжальтесь, из моего праха лепите только кувшины –
Быть может, я оживу, почуяв запах вина.

 



Когда я умру, то омойте меня вином,
Погребальный обряд мой совершите чистым вином.
[Если] хотите найти меня в день воскресения,
То ищите в прахе винного погребка.

 



Говорят: «Не пей вина, не то попадёшь в беду,
В день возмездия окажешься в огне».
Это правда, но лучше обоих миров
Тот один миг, когда ты пьян вином.

 



Мы – куклы, а небо – кукольник.
Это – действительность, а не аллегория.
Мы поиграем на ковре бытия
[И] снова попадём в сундук небытия один за другим.

 



Увидел я птицу, сидевшую на стене Туса,
Положив перед собой череп Кай-Кавуса.
Она говорила черепу: «Увы! У вы!
Где звон колокольчиков? Что стало с громом литавр?»

 



Если раздобудешь ты два мана вина,
Пей вино в любом обществе и в любом собрании.
Тот, кто сотворил мир, не нуждается
Ни в усах таких, как ты, ни в бороде таких, как я.

 



О небосвод! Ты постоянно огорчаешь моё сердце,
Рвёшь рубашку моего счастья.
Ветер, дующий на меня, ты обращаешь в пламя.
Воду, которую я пью, ты во рту превращаешь в пыль.

 



Зачем столько тужить и горевать о мирских богатствах?
Видел ты кого-нибудь, кто жил бы вечно?
Эти несколько вздохов даны твоему телу на подержание,
А данное на подержание не следует принимать за свою собственность.

 



Одна рука – на Коране, другая – на чаше,
То мы благочестивы, то нечестивы.
Под этим мраморным сводом цвета бирюзы
Мы не являемся ни окончательно кафирами, ни полностью мусульманами.

 



До меня и тебя были дни и ночи,
И небо вращалось своим чередом.
Берегись, ступай по земле осторожно,
Ибо эта [земля] была зрачками красавиц.

 



Из того кувшина с вином, в котором нет вреда,
Выпей одну чашу, а другую – дай мне,
До того как по воле судьбы
Гончар сделает кувшин из моего и твоего праха.

 



Встань, о сердце [моё], проведём рукой по лютне,
Будем пить вино, уроним своё доброе имя.
Продадим молитвенный коврик за пиалу вина,
А эту бутыль славы и позора ударим о камень.

 



О друг, не горюй из-за суетности мира,
Не горюй зря из-за старого мира.
Раз случившееся прошло, а будущего не видно,
Будь весел и не горюй о [том, что] было и [чего] не было.

 



Будь весел, ибо вновь наступит праздничный месяц
И будет всё для веселья.
Месяц стал худым, бледным и печальным от слабости.
Он поневоле избавится от этих невзгод.

 



В своей любви к тебе я не стыжусь упрёков,
С невеждами я не спорю по этому поводу.
Этот напиток любви – исцеление мужей,
А не мужам этот кубок не принесёт пользы.

 



В том виде, в котором я вижу дела мира,
Всё, что есть в мире, представляется мне никчёмным,
Слава Аллаху, во всём, куда ни посмотрю, –
Я вижу своё несчастие.

 



Пока мы не соединим свои руки для союза,
Нам не наступить весело ногою на голову печали.
Будем же опохмеляться до рассвета,
Ибо много раз рассветёт, а мы [уж] не будем дышать.

 



Если прославишься ты в городе – станешь [мишенью] людской злобы
А если уединишься в келье – [станешь источником[ подозрений.
Лучше, если ты даже Хизр или Илйас,
Чтобы тебя никто не знал и ты никого не знал.

 



[Всевышний] мастер, который создавал людей,
Не знаю, зачем создал их с изъянами и недостатками?
Если хороши эти формы, зачем было их разбивать?
А если не хороши они, чья же вина?

 



Раз свой удел и жизнь нельзя ни увеличить, ни уменьшить, –
Не стоит огорчаться по пустякам или важным [делам].
Мои и твои дела, насколько нам это известно,
Нельзя переделать своими руками, словно воск.

 



Всё доброе и дурное, что заложено в человеке,
Радость и горе, которые присущи судьбе и року,
Не сваливай на небосвод, ибо с точки зрения разума
Небосвод тысячу раз несчастнее тебя.

 



Посмотри на этот опрокинутый небосвод,
Под которым все мудрецы терпят насилие.
Посмотрите на дружбу бутыли и чаши:
Они [прильнули] губами друг к другу, а между [ними] льётся кровь.

 



О сердце! Собери всё, [что] необходимо в [этом] мире,
Укрась на лужайке сад [своего] наслаждения,
А потом на эту лужайку, словно роса,
Садись ночью, а вставай [только[ утром.

 



В жизни надо быть рассудительным.
О делах Вселенной нужно быть молчаливым.
Пока есть глаза, язык и уши,
Надо быть слепым, немым и глухим.

 



Пить вино и общаться с красавицами
Лучше, чем упражняться в лицемерии аскетизма.
Если пьяные будут в аду, то скажи,
Кто же тогда увидит рай?

 



Вино лучше [всего] в дни молодости,
Чистое вино хорошо [пить] с красавицами!
Этот тленный мир подобен сну и развалинам,
И лучше в нём быть пьяным вдребезги от вина.

 



Доколь ты будешь в плену румян и благовоний?
Доколь ты будешь гоняться за всем красивым и безобразным?
Если ты даже источник Замзам или живая вода, –
Всё равно скроешься в сердце земли.

 



Одна чаша вина стоит ста сердец и ста религий,
Один глоток вина стоит китайского царства.
Что есть на земле, кроме рубинового вина?
Горести, которые стоят тысячи сладостных душ.

 



Каждое утро, когда тюльпаны покрываются росой
И склоняются головки фиалок на лугу,
Клянусь, мне нравятся [те] бутоны,
Которые подбирают полы своей [одежды].

 



Старость – [дерево со] слабыми корнями и листьями.
Гранаты щёк моих синеют,
Крыша, дверь и четыре подпорки стены бытия
Пришли в негодность и начинают разрушаться.

 



Забудь о дне, который [уже] прошёл,
Не скорби о ненаступившем завтрашнем дне,
Не опирайся на грядущее и прошедшее,
Будь весел теперь, не растрачивай попусту жизнь.

 



Я не был трезв и на одно мгновенье [всё время], пока живу.
Я пьян даже в Ночь предопределений.
Уста – на устах чаши, грудь – на груди жбана,
Рука – на шее кувшина до самого утра.

 



Если не пьёшь вина, то не упрекай пьяных,
Откажись ты от хитрости и обмана.
Ты гордишься тем, что не пьёшь чистого вина, –
Но ты совершаешь сто дел, которые намного хуже этого.

 



Пей вино, ибо оно заставит тебя забыться,
А сердце врага заставит облиться кровью.
Какая польза в трезвости, кроме того,
Что она ранит твоё сердце размышлениями о кончине?

 



Выслушай меня, о ты, избранный из старых друзей!
Не страшись этого непостоянного неба.
Сядь в уголке площади довольства малым
И наблюдай за игрой судьбы.

 



Рубищем аскета мы заткнули горло жбана,
Мы совершили омовение землёй трущоб.
Быть может, в пыли погребка мы найдём
Ту жизнь, которую потеряли в погребках.

 



Тайны мира в том [виде, в] котором изложены в моей тетради,
Нельзя рассказать [никому], так как это опасно [для] моей головы.
Раз нет среди этих учёных мужей ни одного благородного, –
Невозможно сказать всего, что у меня на душе.

 



Я поведаю тебе одну сокровенную тайну,
Расскажу о ней вкратце, в двух словах:
С любовью к тебе я сойду в землю,
С любовью к тебе поднимусь из земли.

 



Укроти ты [свою] алчность и живи довольный.
С добром и злом судьбы прерви связь.
Возьми в руки вино и локоны любимой,
Ведь эти несколько дней недолговечны, пролетят быстро.

 



Хотя .мир и сотворён ради тебя,
Не полагайся на него, ибо так поступают мудрецы.
Много подобных тебе уходит и много приходит.
Похищай свою долю, пока тебя самого не похитили.

 



Раз дела идут не по нашему желанию,
Что же станет с нашими помыслами и стараниями?
Постоянно сидим мы в печали о том,
Что поздно пришли и скоро придётся уходить.

 



Прекрасный день: погода не жаркая и не холодная,
Облако смывает пыль с лика цветов,
Соловей на языке тайн кричит
Жёлтой розе: «Надо пить вино».

 



Кто в мире не грешил, скажи?
Кто живёт безгрешный, скажи?
Я совершаю зло, а Ты воздаешь злом, –
Так какая же разница между нами? Скажи!

 



Пресытился я, Господи, своим существованием,
Своими невзгодами и нищенством!
Раз Ты творишь бытие из небытия, то выведи меня
Из этой нищеты во имя своего бытия.

 



Ты – Творец и Ты сотворил меня таким.
Я влюблён в вино и любовные напевы.
Раз в первый день [мира] Ты создал меня таким,
Так ради чего [теперь] бросаешь меня в ад?

 



Встань, не тужи о преходящем мире.
Садись и проведи мгновенье в веселье.
Если бы в природе судьбы было постоянство,
То никогда тебе не пришлось бы родиться.

 



Тщетно тужить – бесполезная затея.
Ибо этот небосвод сеял и жал тысячи подобных нам.
Наполни кубок вином, вложи скорей в мою руку,
Чтобы я выти с мыслью: случилось всё, что должно было случиться.

 



О Господи! Ты великодушен, а великодушие – милосердие.
Так почему же смутьян изгнан из садов Ирема?
Если ты простишь меня, покорного, – [это] не милосердие.
Если простишь меня, бунтаря, – вот это милосердие!

 



Раз небосвод [никогда] не вращается по желанию мудреца,
То хочешь – считай семь небес, хочешь – восемь.
Раз нужно умереть и похоронить желания,
То муравей ли съест тебя в могиле или волк в степи – [всё равно].

 



О саки! Моё сердце истлело более, [чем у] покойника,
Которому под землёй спокойнее, чем мне.
Сколько бы я ни раскаивался, проливая слёзы,
Я остаюсь неисправимым грешником.

 



[Если] хочешь укрепить основу жизни
И хоть некоторое [время] прожить в мире с весёлым сердцем,
То ни на миг не переставай пить вино,
Чтобы постепенно вкусить наслаждения жизни.

 



Мирские тревоги – яд для тебя, а вино – противоядие.
Выпьешь противоядие – не будет тебе страшен яд.
Пей на траве вино [вместе] с [юношами] с нежным пушком,
До того как вырастет трава из твоего праха.

 



Не проявляй нерешительности, откажись от обрядов веры
И того куска, что у тебя, не жалей для других.
[В этом мире] не покушайся на жизнь и имущество людей,
А ответственность за тот мир я беру на себя. Неси вино.

 



Нет ночи, чтобы разум не был потрясён [делами этого мира],
Чтобы слёзы жемчугом не осыпали мою грудь.
Чаша головы не наполнится вином от дум,
Ведь никакую опрокинутую чашу [нельзя] наполнить.

 



Что бы ты ни говорил мне, – говоришь по злобе,
Постоянно ты нарекаешь меня еретиком и безбожником.
Я признаю себя таким, каким ты [меня] называешь,
Но рассуди по справедливости: достоин ли ты говорить [всё] это?

 



Дух, не осквернённый прахом,
Явился к тебе в гости из праведного мира.
Подкрепи же его чашей утреннего вина,
Пока не молвит: «Да сделает Аллах благим твой день».

 



Пришла туча и опять заплакала над лужайкой, –
Без пурпурного вина не следует жить.
Вот травинка, которую мы сегодня лицезреем.
А кто же будет лицезреть травинки, [выросшие] из нашего праха?

 



Зачем горюешь, о человек, о грядущем,
Ранишь душу и сердце тщетными мыслями?
Живи радостно, будь в этом мире весел,
Ведь в самом начале с тобой не посоветовались о [нашем] деле.

 



Если бы, как Творец, я властен был над Вселенной,
Я совсем низверг бы это небо
И создал вновь такое, под которым легко
Исполнялись бы желания благородных [людей].

 



О мудрый старец, встань пораньше утром
И внимательно посмотри на того мальчика, рассыпающего пыль.
Дай ему совет: «Осторожно сыпь [этот прах],
Это – прах головы Кай-Кубада и глаз Парвиза».

 



Я постоянно жажду чистого вина,
Мой слух постоянно жаждет звуков флейты и рубаба.
Если после меня из моего праха сделают кувшин,
То я желаю, чтобы этот кувшин постоянно был полон вина.

 



Раз в наше время нет пользы от разума,
То плоды судьбы пожинает только неразумный.
Принеси мне того, что похищает у меня разум,
Быть может, судьба благосклонно взглянет на нас.

 



Роза сказала: «Я – Йусуф Египетский на лугу,
Мои уста – оправленный в золото драгоценный яхонт».
Сказал я: «Коль ты Йусуф, покажи примету».
Ответила [роза]: «Взгляни на мою окровавленную рубашку».

 



Мы с вином и любимой – в уголке этой трущобы
Свободны от надежд на уход [из мира] и от страха перед муками.
[Отдали] мы душу, тело, чашу и одежды в залог за вино,
Свободны от [оков] земли, воздуха, огня и воды.

 



Всё, что существует, – одно лишь изображение и вымысел,
Не ариф тот, кто не знает об этом.
Садись, выпей чашу вина и будь весел,
Освободись от этих бесплодных размышлений.

 



Этот [мир] – изображение, которое ты отлил из нашего бытия.
Ты толкнул нас на сотни странных поступков.
Я не могу быть лучше того, [чем сейчас],
Потому, что в своём тигле ты таким отлил меня.

 



Один глоток старого вина лучше вновь приобретённого царства.
Лучше избегай всего, что не вино.
Одна чаша сто раз лучше царства Фаридуна,
Черепок от горлышка жбана лучше венца Кай-Хусрау.

 



Знаешь, почему петух на рассвете
Ежеминутно жалобно стонет?
Это значит: в зеркале утра показали,
Что из жизни прошла [ещё одна] ночь, а ты не ведаешь об этом.

 



С этими двумя-тремя невеждами, воображающими
По неведению, что они – мудрецы мира,
Ты будь ослом, ибо это общество от избытка ослиных качеств
Называет каждого, кто не осёл, кафиром.

 



Этот кувшин, как и я, был несчастным влюблённым,
Был в плену у завитков кудрей красавицы.
А эта ручка, которую ты видишь на горлышке, –
Та самая рука, которая обнимала шею возлюбленной.

 



Моё желание стремится к лицам, подобным розе.
Моя рука стремится к чаше и вину.
Я возьму свою долю от каждой частицы [земных радостей]
До того, как частицы [моего тела] смешаются с прахом.

 



Хайам! Если ты пьян вином – будь доволен.
Если хоть миг сидишь с кумиром – будь доволен.
Конец всех явлений мира – небытие.
Представь себе, что тебя нет. И так как ты существуешь – будь доволен!

 



Пока можешь, не тужи об этом мире,
Не отягощай сердце прошлым и грядущим.
Пей хорошо и пребывай в этом недолговечном круге,
[Ведь] и ячменного зерна не возьмёшь с собой [на тот свет], если даже у тебя есть сокровища.

 



Бери свою долю из круговорота времени.
Воссядь на престол веселья и возьми чашу.
Господь не нуждается в нашем повиновении, [равно как] и в бунте, А потому – лови своё счастье.

 



Я видел сон. Какой-то мудрец говорил мне:
«От сна ни для кого не расцветали розы радости.
Почему ты делаешь то, что равно смерти?
Встань, ибо тебе придётся спать целые века».

 



Доколь тебе тужить о том, что есть и чего нет?
И о том, радостно ли проведёшь ты эту жизнь или нет?
Наполни кубок вином, ибо ты не знаешь,
Выдохнешь ли ты этот вдох или нет.

 



Господи, открой мне двери насущного хлеба,
Без одолжений этих подлецов дай [мне] то, что есть.
Держи меня настолько пьяным вином,
Чтобы от беспамятства у меня не было никаких хлопот.

 



Где бы ни росли розы или тюльпаны –
Они выросли на крови государей.
Где бы на земле ни росла фиалка –
Это родинка, которая была на лице красавицы.

 



В тот миг, когда наступает голубое утро,
В руке должно быть прозрачное вино.
Люди говорят, что вино горько –
Поэтому вино должно быть «Истиной».

 



Не следует метить сердце метой печали,
Постоянно надо читать книгу наслаждения.
Надо пить вино и исполнять желания сердца,
Ведь неизвестно, сколько проживёшь в мире.

 



Будь осторожен, ведь судьба коварна.
Не будь беспечен, ибо меч рока остр.
Если судьба тебе в рот положит халву,
Берегись проглотить её: к ней примешан яд.

 



То, что человек обретает в этой обители о двух дверях, –
Только кровь в сердце и расставание с душой.
[Потому] блажен тот, кто не пришёл в [это] бытие,
Покоен тот, кого мать вовсе не родила.

 



Смилуйся над моим пленённым сердцем!
Смилуйся над моей многострадальной грудью, Господь.
Прости мои ноги, посещающие трущобы,
Смилуйся над моей рукой, которая тянется к пиале.

 



Не слушай речей примирившихся с судьбой.
Ищи прозрачного вина и нарядных красавиц.
Ушли один за другим прибывшие в этот мир,
Никто не покажет [тебе] возвратившихся.

 



О ты, пребывающий во власти четырёх [элементов] и семи [планет],
От семи и четырёх ты постоянно в жару.
Горюй постоянно, ибо на этом пути алчности ты не знаешь,
Когда ты уйдёшь – уйдёшь [навсегда].

 



Каждая частичка, что находится на поверхности земли,
Была солнцеликой [красавицей] с челом, как у Зухры.
Осторожно вытирай пыль с нежного лика,
Ибо и она была локоном красавицы.

 



Этот кувшин, из которого пьёт подёнщик,
Сделан из глаз шаха и сердца дастура.
Каждая чаша вина в руке хмельного [гуляки]
Сделана из ланит пьяного и уст красавицы.

 



Поскольку род человеческий живёт лишь миг согласно своему желанию,
Иди, живи весело, хотя бы творили над тобой насилие.
Общайся с мудрецами, ибо основа твоего тела –
Пыль и ветер, искра и капля.

 



Жизнь моя мрачна, дела не устроены,
Тяготы увеличиваются, а покоя – всё меньше.
Хвала Творцу, что источники бед
Нам ни у кого не приходится просить.

 



Все дела того, кого гонят по просторам кручин,
Совершили, не [советуясь] с ним.
Сегодня выдумают предлог,
А завтра происходит то, что предрешили.

 



Пока не пройдёшь пути бродяжничества – [ничего] не выйдет.
Не омоешь щёки кровью сердца – ничего не выйдет.
Зачем горюешь? Пока, как влюблённый,
Не откажешься от себя – ничего не выйдет.

 



Когда в мире появятся ранние розы,
То вели, кумир, чтобы вина давали в меру.
О гуриях и дворцах, о рае и аде
Не думай, ибо всё это – сказки.

 



Каждая тайна, что в сердце мудреца,
Должна быть более скрытой, чем Анка.
Ибо жемчужина в раковине зарождается оттого, что [там]
Скрылась та капля, которая является тайной сердца моря.

 



Моё сердце никогда не чуждалось знаний,
Мало осталось тайн, не познанных мной.
Семьдесят два года размышлял я дни и ночи –
И стало мне ясно, что ничего не знаю.

 



И зерно надежды останется на гумне,
И сад, и дом останутся без меня и тебя...
Серебро и золото своп, от дирхема до ячменя,
Трать с друзьями – не то останутся врагу.

 



Враг по ошибке сказал, что я – философ,
Творец знает, что я не таков, как он сказал.
Ведь раз я пришёл в эту обитель горя,
То знаю, по крайней мере, кто я такой.

 



Ни на один день я не свободен от оков мира,
Ни один миг я не рад своему существованию.
Я долго учился у судьбы,
Но до сих пор не стал мастером в делах мира.

 



Я не могу скрыть солнце розами,
Не могу рассказать тайны судьбы.
Разум извлёк из моря размышлений жемчуг,
Которого я не могу просверлить от страха.

 



Мы – основа веселия и рудник горя,
Сущность справедливости и корень насилия.
Низки мы и высоки, совершенны и недостойны,
Мы – и ржавое зеркало, и чаша Джамшида.

 



Я не пью вина не по бедности,
Не из боязни быть опозоренным или пьяным.
Я пил вино ради веселия.
А теперь, когда ты в моём сердце, – не буду пить.

 



Временами вперёд выступает кто-нибудь и говорит: «Это – я».
С богатством, серебром и золотом выступает он: «Это – я».
Но как только делишки его пойдут на лад,
Внезапно из засады выступает смерть [и заявляет]: «Это – я».

 



Я ушёл, ибо пребывание в этой области несправедливости
Не что иное, как пустая трата [жизни].
Пусть радуется смерти моей тот,
Кто [сам] сумеет спастись от смерти.

 



Будь весел, ибо вчера предвосхитили твои желания,
Освободились вчера от твоих просьб.
Что же говорить? Не спросясь тебя вчера,
Вчера же решили твои завтрашние дела.

 



Я как-то купил у гончара кувшин,
Этот кувшин говорил о всяких тайнах:
«Я шахом был. В руке моей была золотая чаша,
А теперь стал я кувшином всякого пьяницы».

 



Если бы я нашёл плод на ветви надежды,
То нашёл бы и конец нити своей [судьбы].
Доколь [говорить] о тесноте темницы бытия ?
О, если бы нашёл я дверь к небытию!

 



Если бы дела неба соответствовали справедливости,
Были бы приемлемы все порядки небосвода.
И если бы справедливость была в делах небосвода,
Разве когда-нибудь души благородных людей были бы обнажены?

 



Сдаётся мне, что ты не постигнешь тайн загадки [бытия],
Не постигнешь и образа мыслей разумных.
Вставай, из зелёной [лужайки] и вина создай рай –
Ведь на том [свете], может быть, попадёшь в рай, а может быть, – нет.

 



Это море бытия возникло из сокровенного.
Нет такого человека, который просверлил бы жемчужину раскрытия этой [тайны].
Все люди говорили что-нибудь, [исходя] из [своей] выгоды,
[А] о том, что оно есть [на самом деле], никто не знает, что сказать.

 



Встань, о кумир, принеси нашим сердцам,
Разрешив своей красотой наше затруднение,
Кувшин вина, чтобы мы вместе выпили,
Прежде чем сделают кувшины из нашего праха.

 



Приводят одного, а другого похищают,
Никому не открывают тайны.
Нам не показывают [предначертаний] судьбы.
За исключением самой малости, наша жизнь – [лишь] чаша, которой измеряют вино.

 



В то время как я горюю и страдаю уже давно,
Ты гордишься своими наслаждениями и радостями.
Не опирайся ни на то, ни на другое, ибо вращение небосвода
Таит за завесой тысячу разных неожиданностей.

 



Перенося страдания, человек становится свободным.
Капля воды, отбыв заключение [в жемчужной раковине], становится жемчужиной.
Если богатства не осталось, – оно ещё будет.
Если чаша опустела, – она ещё наполнится.

 



От глубин чёрного праха до зенита Сатурна
Я разрешил все загадки мироздания.
Проницательностью я развязал тугие узлы, –
Все узлы развязались, кроме узла смерти.

 



Если ветвь вечности выросла у тебя из корня счастья,
И если твоему телу жизнь – тесная одежда,
В шатре тела, который даёт тебе тень,
Не обосновывайся, ибо его четыре колышка слабы.

 



Судьба посылает мне по пятам плевки,
Все мои дела оказываются дурными.
Душа собралась уйти, а я сказал: «Она умерла».
Она сказала: «Что мне делать, дом (мой] рушится».

 



Ты тот, кому не нужны были еда и сон.
Заставили тебя нуждаться [в них] эти четыре элемента.
Каждый, кто тебе что-то дал, отнимет снова,
Дабы ты стал таким, каким был с самого начала.

 



Поскольку от всего сущего останется в руках только ветер,
Поскольку всё сущее обречено на распад и уничтожение,
Считай, что всё сущее в мире не существует,
Думай, что всё, чего нет в мире, – есть.

 



Никто не победил небосвод,
И от еды никто не насытился на земле.
Ты кичишься тем, что тебя ещё не съели.
Не спеши, съест тебя враг, немного осталось времени.

 



Творец, который благодаря [своему] могуществу создаёт лицевую и оборотную [сторону],
Он всегда устраивает все дела [твоего] врага.
Говорят, что хотя фляга не мусульманин –
Но как ты назовёшь того, кто делает тыкву?

 



Если человеку достаётся одна лепёшка на два дня
И немного холодной воды из разбитого кувшина, –
Зачем он должен подчиняться тому, кто ниже его,
И зачем он должен служить подобным себе?

 



Око! Если ты не слепо – зри могилу,
Зри этот мир, полный соблазна и смятения.
Шахи, вельможи, предводители погребены под землёй.
Зри лики, подобные лунам, во ртах муравьев.

 



До каких пор ты будешь служить низшим и подлым?
Не привязывайся сердцем ко всякой еде, как муха.
Ешь один хлебец в два дня, не будь обязанным никому.
Пей кровь своего сердца – это лучше, чем есть чужой хлеб.

 



Быть довольным одной костью, как стервятник,
Лучше, чем быть прихлебателем у презренных людей.
Воистину, есть свой ячменный хлеб лучше,
Чем пачкаться киселем низких людей.

 



Одни люди думают о путях веры.
Другие люди задумались над истинным путём.
Боюсь, что как-нибудь раздастся крик:
«[Настоящий] путь не этот и не тот!»

 


СТАТЬИ

 

ОМАР ХАЙЯМ ПРОБЛЕМЫ И ПОИСКИ

Магомед-Нури Османов

ОМАР ХАЙЯМ ПОЭЗИЯ МУДРОСТИ

В. ДЕРЖАВИН

ОМАР ХАЙЯМ В РУССКОЙ ПЕРЕВОДНОЙ ПОЭЗИИ

З.Н. Ворожейкина - А.Ш. Шахвердов

ОМАР ХАЙЯМ И ХАЙЯМОВСКИЕ ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

З.Н. Ворожейкина

СКАЗАНИЕ ОБ ОМАРЕ ХАЙЯМЕ

Георгий Гулиа

ОМАР ХАЙЯМ. ГЕНИЙ, ПОЭТ, УЧЕНЫЙ.

Гарольд Лэмб

 

Все переводчики

 

Мудрости жизни
Омар Хайям книги
Омар Хайям смысл
Омар Хайям цитаты
Омар Хайям скачать
Омар Хайям афоризмы
Омар Хайям высказывания
Стихи Рубаи Омара Хайяма
Омар Хайям мудрости жизни
Стихи рубаи Омара Хайяма о вине
Стихи рубаи Омара Хайяма о боге
Стихи рубаи Омара Хайяма о любви
Стихи рубаи Омара Хайяма о жизни
Стихи рубаи Омара Хайяма о дружбе
Стихи рубаи Омара Хайяма о женщине

Стихи рубаи Омара Хайяма - omarhajam.ru