Стихи, рубаи Омара Хайяма перевод — А. Старостин

ОМАР ХАЙЯМ
РУБАИ
перевод
А. Старостин

Те, что ясной мысли жемчуга сверлили,
О природе Бога много говорили,
Так и не узнав разгадки главной тайны
Поболтали праздно, а потом — почили.

Нет, никто не раскрывал тайн извечных бытия,
Шагу в сторону ступить не дает нам колея.
Кто от матери рожден, только скорбью полон он,
От начала до конца — только это вижу я.

По желанью мудрецов не вертится небосвод.
Восемь ли небес сочтешь, семь ли — здесь не важен счет.
Все равно, коль умирать, коль мечта твоя умрет, —
Съест ли муравей тебя или волк в степи сожрет.

О мой избранник, о старинный друг!
Из-за коварства неба столько мук!
Сиди в углу ристалища спокойно,
Смотри, как веселится неба круг!

О небосвод, я от тебя терплю мучения всегда,
Рубашку счастья моего ты разрываешь без стыда.
Коль ветер веет на меня, его в огонь ты превращаешь,
Губами я коснусь воды — в прах обращается вода!

Что ищешь радости? Миг — жизни всей итог!
Кубада *, Джама ** прах — то пыль земных дорог.
Дела земли, — да нет, Вселенной все дела, —
Обман, мираж, и сон, что разум в плеть облек.

* Кей-Кубад (Кубад) — Царь из мифической династии шахов древних иранцев.
** Джамшид (Джам, Джемшид) — Имя легендарного древнеиранского царя, обладавшего чашей, на дне которой отражались события, происходящие в мире. В поэзии — символ величия и власти. «Чаша Джамшида» — символ мудрости.

Блажен, кто в наше время свободным шел путем,
Довольствуясь уделом, дарованным Творцом.
От жизни, от мгновенья все что хотел, он взял,
Жил вольно, без печали, с фиалом * и вином.

* Пиала (пиал, фиал) — Чаша, не имеющая ручки и расширяющаяся кверху.

Уж наступил рассвет. Питомец нег, вставай,
Пей медленно вино и чанг * не забывай;
Тот, кто сегодня здесь, останется недолго,
И не вернется вновь, ушедши в чуждый край.

* Чанг — Струнный инструмент, арфа, лира; рука, лапа; коготь.

Тот фиал, что был красив и нов,
На дороге — кучей черепков.
Не ступай с презреньем на него, —
Сделан он из чаш людских голов.

Я у горшечника купил кувшин однажды,
Он тайны мне открыл, что делает не каждый:
«Я с чашей золотой царем был, а теперь
Служу я пьяницам для утоленья жажды».

Вино! Любимое, чей облик так пригож!
Тебя я буду пить, а ты мой стыд умножь!
Я выпью столько, что, меня увидев, спросят:
«Кувшин вина, скажи, откуда ты идешь?»

А скоро, говорят, наступит строгий пост,
На месяц мне к вину разрушен будет мост;
Но я зато напьюсь в конце шабана * так,
Что рамазан ** просплю — ведь я не так уж прост!

* Шабан — Восьмой месяц мусульманского лунного года.
** Рамазан (рамадан) — Девятый месяц мусульманского лунного года, месяц поста, когда от восхода до захода солнца запрещено есть и пить.

И тот, кто молод, и тот, кто сед,
Из мира все уйдут друг другу вслед.
А царство мира все ничье, как прежде;
Кто был — ушел; придут — и вновь их нет.

Мудрый старец, рассветает! Встать тебе пораньше надо.
Юноша там землю сеет, не спускай с него ты взгляда.
Ты скажи и посоветуй: «Сей нежней, нежнее, чадо,
Это ведь глаза Парвиза *, мозг великого Кубада **

* Парвиз — Счастливый, победоносный; Хосров Парвиз (590-628) — сасанидский царь;
герой предания о любви царя Хосрова к красавице Ширин.

** Кей-Кубад (Кубад) — Царь из мифической династии шахов древних иранцев.

О сердце, не ищи свидания с больным.
Покинут, брошен он, что ж заниматься им?
Дервишей * посещай, и будет, может быть,
Сам Бога послушник наставником твоим.

* Дервиш — Последователь мистического учения в исламе, мусульманский странствующий монах-аскет, нищий.

Влагу доброй лозы — ведь невинна она! — не пролей!
Ничего, кроме крови святоши-лгуна, — не пролей!
Кровь двух тысяч тупых лицемеров пролей, если хочешь,
Об одном умоляю: и капли вина — не пролей!

Сейчас, сейчас, коль можешь ты, пойди,
От скорби ближнего освободи,
Ведь царство красоты и от тебя
Уйдет, — смотри, день этот впереди!

Зачем сначала ты явил такую милость,
Позволил, чтоб душа любовью обольстилась?
Теперь ты хочешь боль и скорбь мне причинить —
Какой свершил я грех? Скажи мне, что случилось?

Красавица, — ей я желаю счастливей удела!
Быть вновь благосклонной сегодня ко мне захотела.
В глаза мне взглянув, вдруг исчезла, как будто сказала:
«Добро совершивши, ты в воду бросай его смело».

Любя тебя, сношу я все упреки
И вечной верности не зря даю зароки.
Коль вечно буду жить, готов до дня Суда
Покорно выносить гнет тяжкий и жестокий,

Боже, ты великодушен, не боюсь я наказанья,
Хлеба дал Ты мне в дорогу, не страшны теперь скитанья.
Если Божье милосердье сделает меня безгрешным,
Черной книги не страшусь я — жду я лишь благодеянья.

Доколе жаловаться мне, свое невежество кляня?
Я стал добычей стольких бед, что сердце сжалось у меня.
Теперь зуннаром * повяжусь, стыдясь тяжелых прегрешений,
Стыдясь, что мусульманин я, я белого не вижу дня.

* Зуннар (зоннар) — Пояс определенного цвета, который были обязаны носить христиане, подданные мусульманских государей.

Когда все тайны мира изведал ты, мой друг,
К чему печали столько и бесполезных мук?
Не по твоим желаньям идут дела — так что ж?
Весельем жизнь наполни, покуда есть досуг!

Если только ты наступишь на колючку, друг, нежданно,
Знай — то локон луноликой, бровь красавицы желанной.
И любой кирпич на башне величавого айвана *
То не палец ли везира **? То не голова ль султана?

* Айван — Веранда, терраса, навес, открытая галерея; выступ дома с окнами; дворец, палата.
** Везир (визирь, вазир) — Министр, сановник; ближайший советник правителя.

Пока перед скитанием ворота не откроешь — не жди отрады.
Покамест кровью сердца лицо ты не омоешь — не жди отрады.
Зачем скорбеть о мире? Влюбленным уподобясь, уйди от мира,
Пока, от «я» отрекшись, себя не успокоишь — не жди отрады.

Сверлильщики словесных жемчугов,
Искатели божественных основ,
Разгадки главной тайны не узнав,
Ушли из мира этого, потратив много слов.

Ах, судьбою-косцом нам подобных ужель мало скошено?
Горевать ли напрасно? Печаль эта на ветер брошена.
Наливай же полнее, дай чашу скорее — я выпью.
Что случиться должно — все случилось, нежданно иль прошено.

Посыпь же главу прахом, друг, и неба и земли;
С возлюбленною пей вино и душу весели,
Забудь укоры навсегда, не время для забот —
Ведь в мир ушедшие иной обратно не пришли!

Дай кувшин вина и чашу, о любимая моя,
Сядем на лугу с тобою и на берегу ручья!
Небо множество красавиц, от начала бытия,
Превратило, друг мой, в чаши и в кувшины — знаю я.

Ах, где надежный друг? Ему я расскажу
О человеке то, что про себя твержу:
Из праха мук рожден, на глине бед замешан,
Придя на свет, спешит к другому рубежу.

Цветком я не закрою солнца свет,
Сказать о тайнах жизни — силы нет;
Из моря мысли жемчуг я извлек,
Но не сверлю его — страшусь я бед.

Да, жребий мертвеца не так, как мой, тяжел,
Ведь под землей мертвец спокойствие нашел.
Как я ни обмывал подол свой кровью глаз,
Всегда грязнее глаз кровавый мой подол.

Мы разгадки вечной тайны не нашли,
Знаний о запретном не приобрели.
Место наше — сердце горестной земли.
Пей вино, тем длинным сказкам не внемли!

Чтоб жить в раю, я создан был всевышней силою небесной,
Иль в гнусном мучиться аду? Как знать? Мне это неизвестно…
Наличным дай барбат *, фиал и луг с красавицей чудесной,
В рассрочку забирай эдем **. Кто выиграл, скажи мне честно?

* Барбат (барбад) — Музыкальный инструмент, род лютни или лиры.
** Эдем — Рай. Благодатный уголок земли.

Мне, боже, надоела жизнь моя.
Сыт нищетой и горьким горем я.
Из бытия небытие творишь ты,
Тогда избавь меня от бытия.

Глину мою замесил мой творец, что я поделать могу?
Пряжу он выпрял и ткань мою сшил, что я поделать могу?
Зло ли вершу я, творю ли добро — все, что ни делаю я,
Все за меня он давно предрешил, — что я поделать могу?

Будь весел — никогда пределу горя нет.
Планеты в небесах не раз прочертят след.
Из праха твоего налепят кирпичей,
И в стены дома их уложит твой сосед.

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Стихи Омара Хайяма - omarhajam.ru