Стихи Рубаи Омара Хайяма о вине


РУБАЙЯТ ОМАРА ХАЙЯМА

Цени каждый день жизни — наставление Хайяма. Это самое главное что можно усвоить, и стихи о вине, о празднике и веселье говорят нам об этом. Вино раскрепощает, позволяет отвлечься от скверных мыслей и дарит внутренний покой. Стихи Омара Хайяма о вине говорят не о том чтобы напиться и забыться, а о внутреннем покое и собранности, и о благе для себя.

Листья дерева жизни, отпущенной мне,
В зимней стуже сгорают и в вешнем огне.
Пей вино, не горюй. Следуй мудрым советам:
Все заботы топи в искромётном вине.

Хоть шлёт судьба невзгоды день за днём,
Умерших участь пусть не жжёт огнём.
Не выпускай из рук любимой локон,
Дни проводи в веселье и с вином.

День каждый услаждай вином – нет, каждый час:
Ведь может лишь оно мудрее сделать нас.
Когда бы некогда Ивлис вина напился,
Перед Адамом он склонился б двести раз.

Сохнут травы, и прелесть теряют цветы.
Милый мой виночерпий, не вечен и ты.
Пей вино. Рви цветы. Лишь мгновенье сияет
Мир пленительной, юной, живой красоты.

О соки! Пусть подруга моя молода,
В кубке пусть не вино, а живая вода,
Пусть я на небе принят, как равный, но если
Не на месте душа – всё не в радость тогда.

О времени летящем не жалей,
Невзгоды все прочь отгони скорей.
Цени вино, и песни, и веселье,
Забудь печаль, в грядущее смелей!

Налей напиток вечности полней,
Родник блаженства в кубок свой налей!
Вино врачует все печали мира,
Пригубь его и, наслаждаясь, пей!

Пусть истины не знаем, наплевать!
Нельзя всю жизнь в сомненьях пребывать!
Сегодня пиала в руках – и ладно,
Ни трезвы, ни пьяны – мы будем пировать!

Сердца счастливые нельзя тоской губить,
Минуты радости камнями тягот бить.
Не ведает никто, чему в грядущем быть,
И надо – пировать, блаженствовать, любить.

В небесный свод проклятие швырни,
Луне подобным сердце распахни
И пей вино! К чему мольбы? Ни разу
Не воскресили мёртвого они.

Пей с мудрыми вино – достойней всё ж.
Пей с юношей, что на тюльпан похож.
Пей изредка, знай меру и не хвастай
О том, что ты вино хмельное пьёшь.

Будь с подругой, что краше других и нежней,
Чти любовь и вино до скончания дней,
Ибо скоро сорвут этой жизни рубашку
И отправят несчастных в обитель теней.

Я болен, духовный недуг моё тело томит,
Отказ от вина мне воистину смертью грозит.
И странно, что сколько я не пил лекарств и бальзамов
Всё вредно мне! Только одно лишь вино не вредит.

Пусть я погряз в грехах, зато, по крайней мере,
Не мучаюсь, как те, что потрафляют вере
В кумирнях. Мне нужны в тяжкий миг похмелья
Не церковь, не мечеть, а лишь вино и пери.

Лишь каплей жидкости ты был в своём начале,
Потом на свет явился, и тебя встречали…
Но вскоре ветер прах твой разметёт –
Так проживи свой миг с вином и без печали.

Вином убью печаль любой грозы,
Омою им извечный след слезы.
Я дам развод и разуму и вере,
Затем женюсь на дочери лозы.

Проходит странно жизни караван.
Неси вино, цветы, стихов диван!
Что горевать: воскреснем, не воскреснем?
Лови блаженства миг – он Богом дан.

Пусть будет сердце страстью смятено,
Пусть в чаше вечно пенится вино.
Раскаянье Творец дарует грешным –
Я откажусь: мне ни к чему оно.

Заарканивший солнце на крышах рассвет
Дня святого разлил в наши чаши букет.
Пей вино – муэдзин нас зовёт похмелиться
Сладким возгласом «Пейте!», чарующим свет.

Всего богатства и могущества царей
Вином наполненный кувшин куда милей.
Всю ночь с ним проведи, а утром спозаранку
Пусть пьяный смех святош разбудит и ханжей.

Прожить на свете долго не мечтай,
Куда б ни шёл, лишь выпивши ступай.
Из головы пока кувшин не слепят,
Из рук кувшин с вином не выпускай.

Пей вино, постарайся прожить без забот,
Ты получишь ещё свою долю невзгод.
Повернётся над нами коварное небо,
Хлеб насущный, пожалуй, и тот отберёт.

Мой дух скитаньями пресытился вполне,
Но денег у меня, как прежде, нет в казне.
Я не ропщу на жизнь. Хоть трудно приходилось.
Вино и красота всё ж улыбались мне.

Отравлен день без чистого вина,
Душа тоской вселенскою больна.
Печали – яд, вино – противоядье.
Коль выпью, мне отрава не страшна.

По воле сотворившего, не знаю,
Я предназначен аду или раю.
Вино, подруга, лютня – часть моя,
Тебе – блаженство рая уступаю.

«Вино – кровь лоз, – изрёк я, хмуря брови, –
Бросаю пить! Я не приемлю крови».
Мудрец спросил с усмешкой: «Ты всерьёз?»
И я вскричал: «О, не лови на слове!»

Вином мне жизнь продлите. Вернее средства нет
Вернуть щекам янтарным рубина алый цвет.
А если всё ж умру я, тогда, омыт вином,
В гробу из лоз, хочу я покинуть бренный свет.

Вином и розами на берегу ручья
С тюльпаноликой наслаждаюсь я.
Пока живу, с вином я не расстанусь,
Смеюсь и пью во славу бытия.

Кого томит вседневная печаль,
Тех жизнь отвергнет, вовсе их не жаль.
Пей в хрустале вино под звуки лютни,
Доколь о камень не разбит хрусталь!

Ты мой кувшин с вином разбил, Господь!
Мне радости врата закрыл, Господь!
Ты алое вино пролил на землю.
Типун мне на язык, иль пьян Ты был, Господь?!

Вино – всей жизни ходу поддаёт.
Сам для себя обуза, кто не пьёт.
А дай вина горе – гора запляшет.
Вино и старым юности прильёт.

Кувшин с вином и пиалу не упускай из рук.
Танцуй, о милая, кружись, пока сияет луг.
Ведь то в кувшин, то в пиалу по многу сотен раз
Танцовщиц стройных превращал небес текучий круг.

На пиру рассудка разум взялся убеждать,
В Руме и в Аравии, мол, любят повторять:
«Если скажут: «Грех вино пить!» – не поверю, ибо
Бог сказал: «Вино прелестно! Это – благодать…»»

Встань, милый отрок мой, рассвет блеснул лучом,
Наполни чаш кристалл рубиновым вином.
Нам время малое дано в юдоли бренной.
То, что уйдёт навек, мы больше не вернём.

Как текучий рубин, эта влага, взгляни.
Сей кувшин – его залежам щедрым сродни.
А хрустальная чаша с вином – это слёзы,
Но не радость ли сердца скрывают они?

Я пью, – что говорить, – но не буяню спьяну.
Я жаден – но к чему? Лишь к полному стакану.
Да, свято чтить вино до смерти буду я,
Себя же самого, как ты, я чтить не стану.

Пей вино, в нём души неизбывный покой,
Исцеление сердца и пуха настрой.
Если даже тайфуном печаль разразится,
Вот ковчег твой – вино, им спасался и Ной.

Вчера в питейном доме, средь гостей,
Я видел старца, был он всех пьяней.
Я укорял его: «Побойся Бога!»
Сказал он: «Бог простит. Садись и пей».

Кровь лозы, виноградной невесты, цени,
Кровь ханжей не жалей – лицемеры они,
Кровь двух тысяч таких не грешно и пролить бы,
Но отрады – вина – капли не оброни.

За ту завесу тайны для смертных нет пути,
Никто из нас не знает, когда пора уйти.
Пристанище – мы знаем – одно, так пей вино
И слушай сказку, будут всегда её плести.

Вино – вот мой кумир, что в сердце вхож,
Позор и слава, суета и ложь.
Я так упьюсь, что каждый встречный скажет:
«Эй, жбан вина, откуда ты бредёшь?»

Вино – возлюбленная! Да, я признаюсь.
Смеяться будут надо мной? И пусть!
Я так нальюсь, что скажут: «Ну и бочка!»
А мне-то что? Позора не боюсь!

Мне говорят: «Поменьше пей вина.
В том, что ты пьёшь, скажи нам, чья вина?»
Виной тому лицо подруги милой,
Из всех причин весомее она.

Цени веселье, хлеб, вино, одежды.
Всё остальное – сказки для невежды.
Не променяй единственную жизнь
На лживые мечты и мнимые надежды!

Над нашей головой ещё не грянул гром –
Давай же пить вино, покуда мы живём.
Ведь мы не золото, глупец, и нас из праха
Никто откапывать не вздумает потом.

Саки, тоска моя кричит в припадке яром.
Чем излечить её, как не хмельным угаром?
Седая борода мне не мешает пить –
Твоё вино весну рождает в сердце старом.

Нам вино и любовь, вам – кумирня и храм,
Нам – назначенный ад, рай достанется вам.
Только в чём мы виновны, когда до рожденья
Начертал наши судьбы Предвечный Калам.

Довольно суеты, когда одно я чту:
Из рук прелестницы в шатре хмельное чту,
Блаженство нищеты в гульбе, в запое чту,
Меж Рыбой и Луной – вино земное чту.

Когда бываю трезв – нет радости ни в чём,
Когда бываю пьян – темнится ум вином.
Но между трезвостью и хмелем есть мгновенье,
Которое люблю затем, что жизнь лишь в нём.

Блажен, кто в наше время свободным шёл путём,
Довольствуясь уделом, дарованным Творцом.
От жизни, от мгновенья всё, что хотел, он взял.
Жил вольно, без печали, с фиалом и вином.

Вот вечный небосвод. И что мы для него?
Придёт пора – из нас не станет никого.
Сядь на траву и пей вино с любимой!
Придёт пора – взойдёт трава из праха твоего.

Для тех, кто умирает, Багдад и Балх – одно;
Горька ль, сладка ли чаша, мы в ней увидим дно.
Ущербный месяц гаснет – вернётся молодым,
А нам уж не вернуться… Молчи и пей вино!

О друг, заря рассветная взошла.
Так пусть вином сверкает пиала!
Зима убила тысячи Джамшидов,
Чтобы весна сегодня расцвела.

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Стихи Омара Хайяма - omarhajam.ru