Логотип сайта omarhajam.ru
omarhajam.ru

ОМАР ХАЙЯМ
РУБАИ

перевод

Н. Тенигина


На этой станице представлено 552 перевода стихов (рубаи) Омара Хайяма.
В тексте присутствуют пояснения и расшифровки имен, событий, названий и фактов того времени.
Все переводы можно бесплатно скачать одним файлом в удобном для вас фомате
.pdf   .rtf  .txt
или читать бесплатно онлайн.
 




Суть жемчужин любви - из других рудников,
А приют для любви - меж других облаков.
Птица та, что клюет зерна муки любовной,
Из другого гнезда, вне миров и веков.

 



У тюльпана ты цвет свой пурпурный взяла,
Тебе лилия юности суть отдала.
Была роза, она на тебя походила -
Передав тебе жизнь, она робко ушла.

 



Видел птицу я в Рее на груде камней,
Хатем-Тая * там череп лежал перед ней.
Говорила она: "Как подать, предводитель,
Хосров **-Кею *** без щедрости мудрой твоей?"

* Хатам ибн Абдуллах Аттаи (Хатем, Хотам, Хотем-Тей) - (кон.VI - нач.VII в.) Доисламский арабский поэт-воин, прославленный во многих сказаниях своей щедростью и благородством.
** Хосров - Имя многих царей древнего Ирана.
*** Кей-Хосров - Один из могущественных царей иранского героического эпоса. В поэзии - символ могущества, богатства и величия. Один из героев "Шах-намэ"

 



Моей жизни рубашка повисла в клочках,
Плоть бесценную ветер развеет как прах.
Свод и купол любые, что люди воздвигли,
Кто придет, их увидит в безликих камнях.

 



Сколько тех, кто не смог дотянуть до утра,
Сколько тех, кто не знает дороги добра!
Сколько тех, кто позорили лик человека -
В украшеньях из золота и серебра!

 



Взгляд любимая нам подарит, может быть?
И тиранство свое прекратит, может быть?
Есть ли сила, что стан с прямотою "алифа *"
Вдруг согнув, в букву "дал **" превратит? Может быть...

* Алиф (алеф) - Название первой буквы арабского алфавита; "подобно алифу" - прямой, стройный.
** Дал (даль) - Название буквы "д" арабского алфавита; "как дал" - о человеке, сгорбленном от старости или болезни.

 



Надо зрячим во взглядах и и виденье быть,
Отстраненным от благ научиться прожить.
Не дано тебе зрение виденья Бога,
Раз не можешь величье Его оценить.

 



Мой кумир никому не являл чудный лик,
Но толпе не привяжешь досужий язык.
Она с жадностью басне нелепой внимает
Тех ханжей, кто к тиранству и сплетням привык.

 



Он явился ко мне: "Если ищешь меня,
Почему ты в исканьях того, кто не я?
Если ты вне себя, я - есть ты, ты стал мною,
Не ищи сам себя на кругах бытия!"

 



Коль монах не грешит - всемогущ, Боже, Ты,
Мы в грехах - нам прощаешь грехи тоже Ты.
Для него - всемогущ, для меня - всепрощающ,
Что из двух Твое имя? Для нас - кто же Ты?

 




- 2 -




Этот отрок-кафир * меня хочет убить,
Меч - разлука с собой - это лучше, чем жить.
Эти юноши к вам принесли свой обычай -
Мусульман за Ислам, где придется, казнить.

* Кафир (кяфир, гяур) - Неверный, немусульманин; безбожник, нечестивый, отрицающий религиозные догмы.

 



Расположен я сердцем моим к дервишам *,
И обязан я духом своим дервишам.
Не давай дервишам ты название нищих -
Даже мира Султан служит им, дервишам!

* Дервиш - Последователь мистического учения в исламе, мусульманский странствующий монах-аскет, нищий.

 



Кто безропотно к старой подстилке привык,
Чей привержен к гашишу и ум, и язык,
Говорят: "Мы лишь львята в игре безобидной!"
Да, потерян у них человеческий лик!

 



Нищетой и нуждой окружил Ты меня,
И с разлукой и с болью сдружил Ты меня.
Это вечный удел всех подвижников веры!
Так за что же в него превратил Ты меня?

 



Твоих локонов россыпь, так нежно маня,
Похищает меня до рождения дня.
Закрути их потуже, не дай разметаться,
Чтоб они не похитили снова меня!

 



В сердце правдой прозренье едва прорвалось,
Двум мирам в его зренье исчезнуть пришлось,
Будто сердце в стремленье к великому морю
Вдруг истаяло потом и с морем слилось.

 



К тайнам ты не пускай подлеца - их скрывай,
И секреты храни от глупца - их скрывай,
Посмотри на себя меж людей проходящих,
О надеждах молчи до конца - их скрывай!

 



Не охотник - о дичи ты речь не веди,
О нечитанной книге нигде не суди!
Если Истина спросит о собственной сути, -
Об увиденном молви, а суть обойди.

 



Та душа, что не может над миром взлететь.
Попадает в раскаянья цепкую сеть.
Лишь в беспечной душе виден трепет веселья;
В мире можно лишь горя истоки узреть.

 



Был такой господин, звался он Халаку,
Был надменным с людьми на своем он веку...
На зубцах его замка я видел кукушку,
Что сидела, крича огорченно: "Ку-ку?"

 




- 3 -




Когда в грезах о лике твоем пребывал,
Лепестками из роз я свой взор услаждал.
С чашей радости был неразлучен всю ночь я,
Пил вино и на чанге * певучем играл...

* Чанг - Струнный инструмент, арфа, лира; рука, лапа; коготь.

 



Жить в порывах страстей не велит шариат *,
Коль не чтишь шариат, не найдешь тарикат **.
Все, что видит невежда в простом аскетизме,
То - не Истина. Только обман и обряд.

* Шариат - Совокупность правовых и религиозных норм мусульманства. Основные положения шариата зафиксированы в Коране, однако значительная часть шариата является результатом интерпретации Корана различными мусульманскими авторитетами.
** Тарикат - Путь духовного совершенствования (у суфиев).

 



Тот - не муж, коль народ презирает его,
Добряком, снисходя, называет его.
Вот мошенник умышленно кажется добрым,
А хмельной в дурака превращает его!

 



Посмотри, караван в бытие к нам ведут,
Как шагают свободно, без тягостных пут!
Им, идущим, неведомы наши заботы,
Посему так беспечно идут и идут...

 



В облаках ты паришь - с облаков низведут,
Благоденствуешь - силой к нужде приведут.
Распрощайся с невежеством, если не поздно,
Не обидь никого, если с просьбой придут.

 



О, невежеством пьяное сердце мое,
Ты доколь будешь славить пустое житье?
Если ты не исчезло в пучине из пены,
Так доколь не оставишь распутство свое?

 



Разум слаб, чтоб познать Твой величья предел,
Твою вечную суть он открыть не сумел.
Нет таких, кто проник бы в Твое совершенство.
Кто достоинств Твоих суть постигнуть посмел?

 



Это Ты - жизнь и духа, и тела моих,
Это Ты - мое сердце и дух в сути их!
Ты - мое бытие, стал Ты полностью мною,
Это Ты, я растаял в просторах Твоих!

 



Когда будут счастливым их долю дарить,
Что-то смогут и мне, горемыке, ссудить.
Коль признают хорошим, - причислят к их лику,
А сойду за плохого... придется простить!

 



На руинах печалилась птица одна,
Череп шаха держа, вся страданьем полна,
И твердила ему, причитая и плача:
"Умер ты! Не унес ты с собой и зерна!"

 




- 4 -




Тот - дервиш, кто по жизни безвестным идет,
Бескорыстный, наград и подачек не ждет.
Даже в пламени бедности вечно сгорая,
Он чужого плода никогда не сорвет.

 



Солнце ль - щеки - не знаю - иль это луна,
Губы - мед ли - не знаю - иль сладость вина,
Кипарис ли - не знаю - иль облик подруги,
Человек или пери * - не знаю - она...

* Пери (пэри) - Добрая фея, райская дева, обладает вечной юностью; в переносном значении - красавица, искусительнца.

 



Вроде б нету меня - бытие все ясней,
И стою высоко - вниз качусь все сильней.
От вина бытия, мне казалось, я трезвый,
Становлюсь же на деле пьяней и пьяней.

 



О, умеющий помыслы в душах читать
И в минуты сомнений нам всем помогать!
Ты пошли мне раскаянье - для покаянья,
Чтобы мог покаянье мое Ты принять!

 



Где же в небытии Твоей сущности нет?
Нет нигде, но собой пронизал все Твой свет.
Суть Твоя есть в мирах, но миры не нужны ей.
Где Ты есть? Ты - везде. Мир Тобою согрет!

 



Я сказал: "Мир и царства - творенье Твое,
Во вселенной безбрежно владенье Твое!"
Ты ответил: "О нас ничего не узнаешь,
Что узнал ты о нас - заблужденье твое!"

 



Эй, идущий, ты слаб в передряге не будь,
Будь спокоен, подобным бродяге не будь!
В свою душу всмотрись, прозорливый мужчина,
Ты - не зритель! В пути без отваги не будь!

 



Осуждает Господь этих жадных людей,
И скупец гибнет в жарком огне, как злодей.
Так пророком начертано: лучше неверный,
Если он мусульманина будет щедрей.

 



Все изваяно в мире из глины одной,
В сердце - дух, нет обители духа иной.
Небеса и стихии, и птицы, и звери -
Сути Духа лишь отблеск и отклик земной.

 



Жертвуй ради любимой всего ты себя,
Жертвуй тем, что дороже всего для тебя.
Не хитри никогда, одаряя любовью,
Жертвуй жизнью, будь мужествен, сердце губя!

 




- 5 -




В жертву жизнь у порога к Тебе принести -
Это будто в Керман тмин душистый свезти, *
А пожертвовать верой, и жизнью, и миром -
Саранчиную лапку лишь преподнести! **

* Соответствует русской поговорке "ехать в Тулу со своим самоваром".
** Намек на библейскую легенду о том, что муравей преподнес царю Соломону лапку саранчи.

 



Ты сказала: "Тоска обо мне - твой закон,
Отвернись от меня, если мной покорен!"
"Если лик твой киблой * стал мне ныне для духа,
Как могу от киблы быть своей отвращен?"

* Кибла (кыбла) - Направление к Мекке; сторона, к которой обращаются лицом мусульмане при молитве. В переносном смысле - предмет страсти.

 



О, жемчужина, помнишь: сказал тебе я -
Постигающий нас постигает себя.
Время так же идет, как проходят и ночи -
Мы мечты не увидим в кругах бытия!

 



На колючке любой, что на склонах растет,
Кровь влюбленных бродяг любопытный найдет.
Где б ни встретили мы розоликих красавиц,
Все они по душе... Что душа изберет?

 



Мир прекрасен, одежд его чудных не счесть,
Власть над сердцем людским смог навек он обресть.
Коль по правде - прекрасная это обитель,
Жаль одно - вот дела в ней бесчестные есть.

 



В час, когда совершилось начало начал,
Рад был каждый и большего не ожидал.
Спор о большем всегда становился лишь ссорой
Вот мораль, чтобы жадным ты в жизни не стал.

 



Тот, кто пользу умеет извлечь из вина,
Разве пьян? Голова его дивно ясна.
Для глупца при излишестве вред несомненен,
При разумном питье - только польза одна.

 



Все - и десять умов, также девять небес, восемь райских ворот,
Семь созвездий - тебе по причинам шести песнь поет:
"Бог не создал еще существа, кто б тебе был подобен,
Кто пять чувств, все четыре стихии, три духа несет!"

 



Ты, кто тварей земных взял из небытия,
Создал небо и землю - основу житья!
Перед правдой Твоей все равны - шах и нищий,
И пропойца, и трезвый - Ты всем судия!

 



Если сутью наук всех людей овладеть,
То судьбы все равно избежать не суметь.
Тот приказ на челе, что от века начертан,
Не дано нам подчистить иль просто стереть.

 




- 6 -




Блага мира - как мед; кто его переел,
Возбужденье в крови, жар и дрожь - их удел.
А тиран, что кебаб * ест из печени нищих,
Коль взглянуть - в пожиранье себя преуспел.

* Кебаб - Шашлык; жареное мясо, жаркое; в поэзии - символ безмерного страдания.

 



Брось раздоров невзгоды, пока ты в пути
Посвяти правде годы, пока ты в пути.
Терпишь тяготы ты, сберегая богатства...
Раздавай и расходуй, пока ты в пути!

 



В утро, где и любовь, и вино, о саки *! -
Не нарушить зарок ведь смешно, о саки!
Не читай нам про Ноя известную сказку,
Душу нам услаждать не грешно, о саки!

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



От тебя я терзания должен терпеть,
Каждый миг истязания должен терпеть.
Стоит, право, навзрыд зарыдать надо мною -
Без тебя я страдания должен терпеть!

 



До тебя протекли много тысяч веков -
Мест стоянки царей и простых бедняков.
Где б ни видел ты холмик, сухой или влажный,
Ты наступишь ногою на прах черепов.

 



Тот, кто в сердце своем тайны духа познал,
Тот читает в сердцах, кто б пред ним ни стоял.
Сам он - море, ныряльщик и жемчуг бесценный!
Вникни в мудрость того, что сейчас я сказал!

 



Ты, стремящийся в вечность дорогу найти,
Можешь в светлой молитве ты много найти.
Бог - в тебе, а великое небо есть в сердце,
Лишь в себе - где еще тебе Бога найти?

 



Ты уйдешь, и оставишь в рыданье меня,
Но обрадует вдвое свиданье меня.
Поступай как желаешь, как сердцу угодно,
Расплавляя огнем испытанья меня.

 



Над губами любимой Ты бросил пушок -
И фиалка на розы легла лепесток.
Солнце в знак поклоненья письмо ей послало,
Написав на луне эти несколько строк.

 



То престол Соломона даришь подлецу,
То пророка венец - сироте иль слепцу.
О, Господь, может быть, из садов всепрощенья
Ветерок к моему прикоснется лицу!

 




- 7 -




О, саки *! Чашу дай! Тот, кто глину мешал,
Нам в хмелю и любви пребывать начертал.
Лишь вино и красавицы мир украшают!
Рай за гурий ** с Кавсаром *** достоин похвал.

* Саки - Виночерпий, кравчий.
** Гурия - Райская дева; красавица. (от арабс. "черноокая")
*** Кавсар (Ковсар, Кавсер) - Легендарный райский источник, дно которого якобы выложено жемчугом, вода белее молока, свежее снега, слаще сахара и ароматнее мускуса.

 



Веселись - это путь всех гуляк и бродяг,
Веселись, если мир весь в огне передряг.
Каждый весел во здравии, в счастии полном,
Веселись, когда все в этой жизни не так!

 



Путь любви ты избрал - надо твердо идти,
Блеском глаз затопить все на этом пути.
А достигнув терпением цели высокой,
Так вздохнуть, чтобы вздохом миры потрясти!

 



"Бог один, лишь Аллах!" - это умный кричит;
"Друг иль враг?" - усомнившись, глупец говорит.
Море в вечном волненье. На волнах качаясь, -
"Я - причина волненья!" - соломинка мнит.

 



Смело к нищим иди, независимым будь,
С лика сердца пятно только смыть не забудь!
А заблудшему молви: познай свою душу -
И по сердцу тогда выбирай себе путь!

 



Эй, возникший из семени, вслушайся, друг:
Есть губительных свойств и бесчестия круг.
Избегай же бахвальства, стяжательства, спеси,
Черной зависти, скупости, жадности рук!

 



Где то сердце, что тайны Его может знать?
Где то ухо, что в речь Его может вникать?
Та луна днем и ночью мила и прелестна -
Где глаза, что способны ее созерцать?

 



Боже, если грехи я большие свершил,
То свои же я душу и тело губил!
Я в твоем милосердии твердо уверен -
Вот пришел с покаяньем... и вновь нагрешил!

 



Понял я: одиночество лучше друзей,
Чтоб не видеть добра или зла у людей,
Чтобы строго в своей же душе разобраться, -
Лишь затем для людей быть меж строгих судей.

 



Роз цветенье! Повсюду напевы слышны,
Сотни пиршеств в садах в пору нежной весны.
О любви и о розах любой помышляет,
Мы ж - тоской и кладбищенской думой полны.

 




- 8 -




Не толкуй про ясин и барат *, о саки **,
Вексель мой ты пошли в харабат ***, о саки!
День, когда в харабат его кто-то доставит,
Будет ночью барата, о брат мой, саки!

* Барат - Пятнадцатый день месяца шабана; ночь барата - ночь накануне барата, когда справляются поминки.
** Саки - Виночерпий, кравчий.
*** Харабат - Питейный дом, винный погребок; городские развалины, трущобы, где в средневековых мусульманских городах торговали вином. Дело в том, что в трущобах жили преимущественно зороастрийцы (последователи древней, домусульманской религии Ирана), которым их вера не запрещала производство и употребление вина. Естественно, здесь процветала и торговлю вином.

 



Пей вино! Ведь жасмин будет вновь расцветать
И Алькор * на прямой будет снова стоять.
Насладись на лужайке ты жизни плодами,
Где подобных тебе ей дано увидать!

* Алькор - Звезда в созвездии Большой Медведицы.

 



У могилы любимой я в муке поник,
Из души безутешной вдруг вырвался крик:
"Ты скажи хоть словечко!" Сказала: "О, если б
Никогда слов не молвил мой юный язык!"

 



Тот - мужчина, кто честь не способен терять,
Ради чести готов он и жизнь проиграть.
Кто достоин в деяньях названия мужа,
Чем сильней, тем способней смиренье принять.

 



Благородству присущи и смелость и честь
Это все в мудрецах многоопытных есть.
В чем же тайна любви к кучке праха земного?
Грязь на лик благородства не может осесть.

 



Кто привел тебя к нам, опьяненным слегка,
Кто завесу отбросил, какая рука?
Кто привел тебя к нам, от разлуки сгоравшим,
Как прохладу в пустыню, как вздох ветерка?

 



Нужно таянье душ и нужна кровь сердец,
Чтоб пред Истиной взвился завесы конец.
Пред величьем Твоим отвергается разум,
Двух миров Ты есть суть и достойный венец!

 



Ты готовишь силки сотен бед или я?
Ты терзаешь влюбленных сто лет или я?
Коль в Тебе я, - сказать ничего не могу я,
Я Тобой стану - Ты дашь ответ или я?

 



Жаль щенка! В беготне постоянной он был,
И на ветер степной он тогда походил.
Так он жаждал костей, что в несчастной погоне
Прямо в зубы кабаньи - увы! - угодил...

 



Колесо небосвода - как мельничный вал,
В этой мельнице жернов износа не знал:
Сколько б мерок зерна ни насыпало время,
Ненасытный и жадный, он все пожирал...

 




- 9 -




И вино, и любовь, и зоннар * есть у нас,
Крест и храм, виночерпия бдительный глаз.
Мы вольны, холосты, мы - поклонники чаши,
И с добром, и со злом обнимались не раз!

* Зуннар (зоннар) - Пояс определенного цвета, который были обязаны носить христиане, подданные мусульманских государей.

 



Вот он - час, когда роза снимает покров
И восторг соловья выразительней слов,
А голубка на древе, как суры * Корана,
Каждый день повторяет свой утренний зов!

* Сура - Глава Корана.

 



Изошло сердце кровью, устало страдать,
Больше, чем от вина, стал я чувства терять...
Как бы люди теперь обо мне ни судили,
От тоски по тебе головы не поднять

 



От вина без воды стал рубином алмаз,
К бедным чашам спустился стенания час.
От излишества нам, право, пользы не много:
Мы с вином в голове. А в вине видно нас.

 



Из ушедших никто не вернулся назад -
Тайны вечной завесы прилежно хранят.
Бытие прояснится в нужде - не в молитве,
Ведь молитва без веры - всего лишь обряд.

 



Как добро, так и зло в жизни бренной пройдет,
Радость, как и печаль, несомненно, пройдет...
Наша жизнь такова: как ее проведем мы -
Иль в боренье, иль в скорби согбенной пройдет.

 



Не исполнивши мудрых велений тебе,
Свойств души благородной ты жаждешь себе.
Не искавшему путь вряд ли путь и укажут -
Постучись - и откроются двери к судье!

 



Безупречна над миром Твоя чистота,
А безгрешность Твоя - как Твоя высота.
Пред Тобой все миры - как пылинки вселенной
Сотни тысяч Адамов - лишь прах и тщета.

 



Луноликой моей и Луны виден лик,
Я от вида двух лун головою поник.
Я увидел луну на земле и на небе,
И затмилась небесная в этот же миг!

 



Взял из небытия, повелел Ты мне встать,
В быстротечности жизни - смятенья печать.
И теперь пред приказом Твоим я в сомненье,
"Наклони - не пролей!" - так я должен понять?

 




- 10 -




Зеленеет трава у пруда, о саки *,
Розой пахнет росинок вода, о саки!
Когда нежностью веет от ветки жасмина,
Исполним ли зарок наш тогда, о саки?!

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Тем, кто чист был в любви, быть отстоем пора,
А исканья любви - мудрецу как игра.
Вот сегодня есть день, но настанет ли завтра?
Кто о завтрашнем думал, скончался вчера.

 



В майхане * бытия из-за жизненных дел
Хор упреков невежд мне давно надоел.
Где мне силу найти, чтоб по этой дороге
Прошагать до мгновенья, где жизни предел?

* Майхана (майхона) - Питейный дом, кабак.

 



Люди веры проникли в высокую суть,
Недалеким туда не дано заглянуть.
И забавно ведь, что в постижении Правды
Часто видит народ еретический путь!

 



Ты беспечен, Омар, не шагай в бытии -
Между безднами небытия ведь идти!
И как был ты ничем при начале творенья,
Так стократно ничем удалишься с пути!

 



Не сраженных тобой наповал в мире нет,
Кто бы разум при том не терял, в мире нет.
И, хоть ты ни к кому не питаешь пристрастья,
Кто любви бы твоей не желал, в мире нет.

 



Ты вошла - будто краской кто розу облил -
Вся зарделась, раскрылась без воли, без сил.
Почему кипарис пред тобой не склонился?
Он бы дорого этот поклон оплатил!

 



Мой позор далеко по земле прошагал,
Я тридцатый уже одолел перевал.
Нет отрады! Сто чаш осушу - был бы случай,
Ибо свадебный пир уж давно миновал!

 



О, душа моя, встреча с тобой мне нужна,
Для меня эта ночь, как твой локон, длинна!
Чтоб поймать эту птицу свиданья с тобою,
Очи зорки мои я не ведают сна!

 



Полагаешь, что ты - как родня небесам?
Глуп же ты, если пьешь этот сладкий бальзам.
Пей беспечно вино, не ищи бедной доли -
По знакомству обитель не выберут нам!

 




- 11 -




Утра миг отдадим песнопенью, саки *!
У торговцев вином - опьяненью, саки!
Здесь рассудку холодному, право, не место!
И о мере оставь рассужденья, саки!

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Хлад души при любовном смятенье - мираж,
Малодушье - и Богу служенье - мираж.
А при ране сердечной лекарство - кощунство,
И бальзам при сердечном томленье - мираж!

 



Вот Синай, Моисеев он много видал,
Вот и храм, Иисусов гонимых встречал,
Вот дворец, пережил он царей сотни тысяч,
Вот и свод, что владык сотни раз провожал...

 



Свод законов для жизни несет шариат *
В исполненье его обретен тарикат **.
В сочетанье науки и чистых деяний
Драгоценности истины в мире лежат.

* Шариат - Совокупность правовых и религиозных норм мусульманства. Основные положения шариата зафиксированы в Коране, однако значительная часть шариата является результатом интерпретации Корана различными мусульманскими авторитетами.
** Тарикат - Путь духовного совершенствования (у суфиев).

 



Эта тайна вне тайн и мечтаний, что есть,
Этот свет ярче всяких сияний, что есть.
И не радуйся всякому делу, что в мире
Для тебя всех превыше деяний, что есть.

 



В этом мире в степях не осталось камней,
Что войну не вели бы с судьбою моей.
Ни в одной из земель не найти человека,
Кто тоской не томим по улыбке твоей!

 



Сердце свет от любимого лика берет,
Как свеча оно - гаснет и снова живет.
Вы сердцам-мотылькам о свече расскажите,
И рассказ тех, кто страждет, огнем обожжет!

 



Коль не пью я вина - значит, я не созрел,
Если пью я всегда, то позор - мой удел.
Можно пить мудрецу, также шаху, бродяге,
Так не пей, раз одним из них стать не сумел!

 



Лик свой светлый Адаму Творец подарил,
Также тайну гарема он другу открыл.
Все, что было сокровищ в казне у Вселенной,
Милосердный властитель Адаму вручил.

 



Та стоянка тиранства, что всем нам дана,
Каждый миг приближает нас к смерти она.
И пока твой черед жизнь отдать не свершился,
Почему ты бежишь от любви и вина?

 




- 12 -




Пусть в саду с нами будет любовь и лоза,
Пусть от ханжества будут свободны глаза!
Если веришь Ахмеду *, вина выпей чашу
Из того погребка, где саки ** - Муртаза ***.

* Ахмед - Здесь - приятный человек.
** Саки - Виночерпий, кравчий.
*** Муртаза - Эпитет халифа Али.

 



Сердца кровь заливает меня, о саки,
В мире жизнь - это миг, западня, о саки!
Дай вина! Жизнь прошла, ты не дай ей угаснуть
Будто искре мгновенной огня, о саки!

 



Когда к жизни Любовь меня в мир призвала,
Мне уроки Любви она сразу дала,
Ключ волшебный сковала из сердца частичек
И к сокровищам духа меня привела.

 



На доске Бытия лики разных мирян
Есть лишь образ того, кем он каждому дан
В океане вздымаются новые волны,
То - не волны, то - вздыбленный сам океан.

 



Дух - ты разум, Всеведущим в мире ты будь
И ищи милосердия праведный путь!
Белый сокол ты в добрых руках у Султана,
И в руинах ли место познавшему суть?

 



Будешь людям служить - будешь ими любим,
Другом верным, желанным становишься им.
Муравья лучше гостем принять в своем доме,
Чем быть принятым в дом Соломоном самим.

 



Приходи, ведь душевный покой - это ты!
Ты пришла! И не кто-то другой - это ты!
И не ради души - ради нашего Бога
Дай увериться, тронуть рукой - это ты!

 



Рвется связей людских изначальная нить,
Привязаться - к кому? Что - любить? С кем дружить?
Человечности нет. Лучше всех сторониться
И, души не раскрыв, пустяки говорить.

 



Не убудет луна твоя в месячный срок,
Украшая, был щедр к тебе скаредный рок.
Жизнь и мир этот, право, покинуть не трудно,
Но как трудно покинуть всегда твой порог!

 



Глянул в мир я - и юн, и к познанью готов -
В мир единый и стройный, основу основ.
Все диковинным стало, единство распалось -
У одной лишь руки стало сто рукавов!

 




- 13 -




Дом питейный как грех запретил шариат *,
Но греховен не дом - человек виноват.
Глаз дурной порождает дурные деянья,
Справедливый же разум лишь правдой богат.

* Шариат - Совокупность правовых и религиозных норм мусульманства. Основные положения шариата зафиксированы в Коране, однако значительная часть шариата является результатом интерпретации Корана различными мусульманскими авторитетами.

 



Жизнь моя средь толпы так плоха, о саки *,
В сердце узел затянут греха, о саки.
Дай мне музыку бульканья горлышка фляги,
Оно смотрит как глаз петуха, о саки!

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Коль о лике твоем утро речь заведет,
Станет повестью речь уже в лунный восход.
Коль похвастает ночь дружбой с локоном черным,
Поутру похвальба подтвержденье найдет!

 



На застолии рока халва есть и лук,
Наслаждения встреч не полны без разлук.
Если встретится день, преисполненный счастья,
Горечь ночи замкнет этот суточный круг.

 



Что есть горе, чтоб так безутешно рыдать
Или флаги веселья в пиру приспускать?
Прежде, чем принесет оно горькую смуту,
Из владений души его надо изгнать!

 



Благородные люди друг друга любя,
Видят горе других, забывают себя.
Если чести и блеска зеркал ты желаешь, -
Не завидуй другим, - и возлюбят тебя.

 



Говорит мне душа - влюблена в его лик,
Звук речей его в самое сердце проник.
Перлы тайн наполняют мне душу и сердце,
Но сказать не могу - пригвожден мой язык!

 



Свет в глазу муравья, - он зажжен от Тебя,
Краткий день мотылька, - даже он от Тебя.
Есть божественный свет в Твоей сути безбрежной,
Всякий низкий предмет отражен от Тебя!

 



Здесь толпа лишь дымит, а горения нет,
Все мне чужды, надежд на спасение нет.
Из-под гнета судьбы поднимаю я руку -
Нет ответа, и пользы в молении нет.

 



О, проворный гончар, знать тебе не дано,
Что покинуть сей мир и тебе суждено.
Ведь настигнет беда, и гончар неизвестный
Прах твой вмесит в кувшин, чтоб в нем жило вино...

 




- 14 -




Эй, давай, мы пойдем пошуметь в харабат *,
Эй, давай, выпить что-то возьмем наугад.
На вино променяем чалму или книги,
Эй, давай, в медресе ** удивим мы ребят.

* Харабат - Питейный дом, винный погребок; городские развалины, трущобы, где в средневековых мусульманских городах торговали вином. Дело в том, что в трущобах жили преимущественно зороастрийцы (последователи древней, домусульманской религии Ирана), которым их вера не запрещала производство и употребление вина. Естественно, здесь процветала и торговлю вином.
** Медресе - Школа, высшее духовное училище у мусульман.

 



Распустились цветы! Дай вина, о саки *!
Не дружны аскетизм и весна, о саки!
Смерть устроит засаду... И в дни, что остались,
Пусть, как чаша, жизнь будет полна, о саки!

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Надо выпить вина! Человечность нужна,
Сострадания боль жечь как пламя должна!
Надо Книгу Любви изучать непрестанно,
Чтоб учила быть пылью пред другом она!

 



Бытие твое - миг жизни высшей, иной,
Опьяненье твое - от лозы неземной,
Погрузись с головой в воротник размышлений!
Твоя длань - продолжение длани другой.

 



Мир прекрасен! На все благодарно взирай!
Нам для жизни Господь подарил этот рай!
За бездомность, которую друг не осудит,
Горьким словом упрека ты нас не карай.

 



Без друзей нам твоих даже миг не побыть!
По их воле страдальцем мне выпало быть.
Раз плененных тобой - словно тучи пылинок,
Как же солнце в окно наше может светить?

 



Ветром в кудри ее залететь нелегко,
И страданий в любви не иметь нелегко.
Говорят, что глазам ее лик недоступен -
Оком пьяным, конечно, глядеть нелегко!

 



До того, как из тела мой дух не взлетел,
Я приверженец страстный приятнейших дел.
Сто шипов пошлю в бороду я за упреки,
Ведь последствия дел - лишь блудницы удел!

 



Не в колючке - в любовном цветке аромат,
Сластолюбец не каждый им также объят.
Не взирай же с презреньем на жизнелюбивых -
Чем ты сам обделен, тем твой ближний богат.

 



Лик твой - день, с ним и локоны в дружбе всегда,
Роза - ты, а в шипах - разлученья беда.
Твои кудри - кольчуга, глаза - словно копья,
В гневе ты - как огонь, а в любви - как вода!

 




- 15 -




В обиталище этом с вином в дни весны
О, мудрец, только гимны кокетству нужны.
Твоего разнесенного праха частицы
Полетят, несомненно, к дверям майханы *.

* Майхана (майхона) - Питейный дом, кабак.

 



У кудрей - со щекой твоей слиться мечта.
О чудном - у румийской блудницы мечта.
Под бровями глаза твои словно в михрабе *!
У кафира ** в хмелю - воцариться мечта.

* Михраб - Дугообразная сводчатая ниша во внутренней стене мечети, указывающая направление к священному храму Каабы в Мекке. В поэзии - дуга бровей красавицы.
** Кафир (кяфир, гяур) - Неверный, немусульманин; безбожник, нечестивый, отрицающий религиозные догмы.

 



Не достиг я воды, хоть от жажды страдал,
Не достиг я привала, хоть к людям взывал.
И, всегда обездолен, с сердечною болью,
Не достиг я той цели, о коей мечтал.

 



Не пристало хороших людей обижать,
Не пристало, как хищник в пустыне, рычать.
Не умно похваляться добытым богатством,
Не пристало за знанья себя почитать!

 



Ты пришел, чтоб над нами властителем быть,
Так опомнись, чтоб этого зла не свершить!
Был никем ты вчера, ты никем станешь завтра,
Знаешь только, как можешь сегодня прожить.

 



На пути Твоем - в поисках много племен,
Ищут всюду слова, но не суть и закон,
Суть же Истины в мире не всех озаряет,
Не познавший ее лишь болтать осужден.

 



Старый разума конь утомился в пути,
И пришлось нам к разбойникам в стан забрести.
Что ж теперь толковать? Перепутали двери -
И покоя на миг не смогли обрести.

 



Не останется ив или тени от них,
Сребротелых красавиц и прелести их...
Не останется в мире, таком быстротечном,
Чар волшебных твоих и молений моих...

 



От чела твоего - белых роз аромат,
Твои волосы мускуса запах хранят.
Из рубиновых уст блещут райские перлы,
У дверей твоих страх и смятенье царят.

 



Издалече прибывший, ты не суетись,
Быть подобным незрячей стреле не стремись!
И в грядущем пути пред неведомой далью,
Как юнец неразумный, нигде не мечись!

 




- 16 -




О саки *, в ночь веселья, в сиянье луны,
Дай вина, перед сутью судьбы мы равны.
Смерть, как молния, жгущая спелую ниву...
Оглядишься - а нивы уже сожжены.

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Мы послушны всегда всем указам вина,
Благодарны душой всем приказам вина.
Виночерпий склонил стан изящный кувшина,
И кипит в пиале дух и разум вина.

 



Благочестия мало отпущено мне,
Пью, грешу наяву я и даже во сне.
Как мне будет в аду, это Богу известно -
Даже в бане горю я как в адском огне!

 



Наш старый мир опять не станет молодым,
Желания в делах - неуловимый дым.
О, кравчий! Дашь вина или жаждущих отринешь -
Мы все равно придем лишь к немочам своим...

 



Прекратишь ли ты злато считать, наконец,
И огнем беспощадным пылать, наконец?
Лишь два дня был ты и топке, наполненной горем,
И что ждет, наперед не узнать, наконец!

 



Вдруг душа в ветерке уловила твой дух,
И на поиск тебя полетела как пух.
Обо мне она ныне и вспомнить не хочет -
Нрав усвоила твой из характеров двух!

 



Я любимую радостно вновь обниму
И из памяти зло моих дней изыму.
Хотя пьяный словам мудрецов не внимает,
Но уж эти слова я, конечно, пойму!

 



Ты, для коего грех - повседневный удел,
О котором достойный и думать не смел!
Ведь нацеливать грех в сердце вечной науки
Для разумных - невежества крайний предел!

 



Ученик кузнеца к окончанию дня,
Подковавши коня, задремал у огня.
Кто видал, чтоб сама бы луна в полнолунье
Серп луны прикрепляла к копыту коня?

 



Раз в разлуке с тобой мне целителя нет,
Я сгораю, как будто я в пламень одет.
В ночь свиданья с тобой с этой жизнью расстанусь -
Разлученному мне дня не радостен свет!

 




- 17 -




О, саки *, полон ты состраданья ко мне,
Кто еще поспешит на стенанья ко мне?
Если в пору страданий не станешь мне другом,
Кто придет тогда с дружеской дланью ко мне?

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Умножает вино нам отваги запас,
А кенаф * губит вялою немочью нас.
Пей вино - будешь сильным и вечно румяным!
Подлым зельем приблизишь лишь гибели час.

* Кенаф - Конопля.

 



В моем сердце любовь - как прозрачный родник.
Потерять ее вдруг можно ль мне хоть на миг?
Сто событий у всех над любовью всесильны,
Вечны чувства мои и возлюбленной лик!

 



Здесь, в сосуде - душа - кто-то так полагал
И без долгих трудов бытием называл.
Благочестье, наука, мольбы и исканья -
Только узкие тропки... А где же привал?

 



Признаешь превосходство других, значит - муж,
Коль хозяин в поступках своих, значит - муж.
Чести нет в униженье того, кто повержен,
Добр к упавшим в несчастии их, значит - муж!

 



Помни: толки толпы - ветер, он лишь шумит!
Тех, кто радость душе непрерывно дарит,
Не губи никогда, вняв пустым наговорам -
Мир, как мы, в своей памяти много хранит!

 



Я в волнении сердцем не мог овладеть,
Оно в поисках к небу сумело взлететь.
Ангел молвил там: "Истина всюду с тобою
А не в нас - разорви заблуждения сеть!"

 



Ты, чья милость - мерзавцу одна из опор,
Чье прощенье порой прикрывает позор,
Ты помилуй раба, кто в пути бесприютный,
На порог Твой возводит с надеждою взор!

 



Милый отрок, хоть с верой в Христа тебе жить,
Подойди! Постарайся же страх победить,
Чтобы с глаз осушить моих горькие слезы
Иль уста твои к старым устам приложить.

 



Сделал нас Ты щитом для убийственных стрел,
Никогда нам вниманья дарить не хотел.
Что Ты видел от нас? Только преданность взора!
Что же свет Твоей милости нас не согрел?

 




- 18 -




Взглядом нас озари, нам приятен твой лик,
Слов прекрасных твоих сердце ждет каждый миг.
А душа твоя - зеркало наших желаний
И влюбленным - Джамшидовой * чаши родник!

* Джамшид (Джам, Джемшид) - Имя легендарного древнеиранского царя, обладавшего чашей, на дне которой отражались события, происходящие в мире. В поэзии - символ величия и власти. "Чаша Джамшида" - символ мудрости.

 



У монахов - экстаз, в медресе * все шумят,
Для любви же не нужен духовный обряд.
Будь он муфтий ** хоть сам и знаток шариата ***,
Где любовь суд вершит - все наречья молчат!

* Медресе - Школа, высшее духовное училище у мусульман.
** Муфтий - Толкователь шариата; законовед, главный судья, выносящий решения на основании шариата, свода религиозных правил.
*** Шариат - Совокупность правовых и религиозных норм мусульманства. Основные положения шариата зафиксированы в Коране, однако значительная часть шариата является результатом интерпретации Корана различными мусульманскими авторитетами.

 



Когда новый жилец в старый селится дом,
Верит он, что навек обоснуется в нем.
Нет и нет! Есть закон для всех пристаней мира:
Кто сегодня приплыл, - тот отбудет потом.

 



Человек - это истина мира, венец -
Знает это не каждый, а только мудрец.
Выпей каплю вина, чтоб тебе не казалось,
Что творения все - на один образец.

 



Тем, что свыше дано, ты одним и богат,
Не терпи столько мук от сердечных услад.
Не бери же ты на душу тяжкую ношу -
Все оставишь, уйдешь, не вернешься назад.

 



Лишь Твое бытие повелело мне жить,
Без него не могло бытие мое быть.
Был всегда Ты, Ты есть и повсюду Ты будешь!
Кто потерпит урон, коль порвут мою нить?

 



Дел позорнейших груз не тревожит меня,
Жил, поступков порочных своих не кляня.
Не страшны мне грехи при Твоем милосердье,
Страшен только позор мне для Судного дня.

 



Пусть весь мир перед шахом покорный лежит,
Ад - плохим, рай же праведным принадлежит.
Четки - ангелам, свежесть - заоблачным кущам,
Нам - любимых и души их дать надлежит!

 



Всех великих вершин Он - начало начал,
Для всех форм и для мыслей земных - идеал.
И когда был Адам лишь водою и глиной,
В мире духа уж путником Он пребывал.

 



С влажной розы ты, сбросив стыдливый покров,
Принесла мне сумятицу в виде даров.
С волосок твоя талия! Лик покажи мне!
Я расплавлен как воск и к страданьям готов!

 




- 19 -




О мирах брались люди судить и рядить
И жемчужины знаний упорно сверлить.
Но о тайнах миров ничего не узнали,
Суесловя, заснули, чтоб больше не жить.

 



Виночерпий! Вино взяло цвет твои щек,
Для очей же твой лик - наслажденья исток,
А дарители милости - алые губы,
Хызр * отведал вина у тебя лишь глоток!

* Хызр (Хизр) - Таинственный чудотворец в мусульманских легендах, отождествляемый с пророком Ильей; хранитель источника "живой воды".

 



Позабудь, откажись, если суть ты познал,
Чтоб познанья вино сам Господь тебе дал.
Если ты не учен, только сердце открыто -
Дан тебе от небес откровенья фиал *!

* Пиала (пиал, фиал) - Чаша, не имеющая ручки и расширяющаяся кверху.

 



Суфий, ищущий Бога и в холод, и в зной!
Ищешь где? Нет у Бога стоянки земной.
Если знаешь Его, то зачем же исканья?
Если нужен не Он - тогда кто же иной?

 



Кто познанья вино призван в жизни вкусить,
Обо всем, что - не Бог, должен он позабыть.
Тем, кому дан язык, не дозволено видеть,
Тем, кто зрячим рожден, не дано говорить.

 



Умертвить червь порока - желанье одно,
От людей быть далеко - желанье одно.
В стороне бы держаться при том, что творится,
От превратностей рока - желанье одно.

 



От огня твоей страсти лишь дым исходил,
Сердцу мало надежд он с собой приносил.
Повстречаться с тобой я прилежно старался,
Но раз не было счастья - бесплоден мой пыл!

 



Я без устали в мире грешу день и ночь,
Упованье на милость ношу день и ночь,
На людей на земле нет и тени надежды,
У Тебя милосердья прошу день и ночь!

 



Нам с красавицей юной лишь флейта нужна,
В уголке мы укрылись с кувшином вина.
Чуть согреет вино наши нервы и жилы,
Не приму чьей-то милости даже зерна!

 



В звуках флейты стон сердца ты мой улови,
Случай часто, узнав о страданьях любви!
Хочешь знать ты о пище души для влюбленных
Вздохам флейты внимая, на свете живи!

 




- 20 -




В мире праха рассеял я прах - все прошло,
Знал друзей и врагов я в делах - все прошло.
До придирок твоих, право, нету мне дела -
Отмахнулся, - прости мне Аллах! Все прошло.

 



Перед хлебом насущным ничтожна халва,
И парча перед рубищем грубым мертва.
Сколько можно болтать о Джамшидовой * чаше?
Эта наша у каждого в сердце жива!

* Джамшид (Джам, Джемшид) - Имя легендарного древнеиранского царя, обладавшего чашей, на дне которой отражались события, происходящие в мире. В поэзии - символ величия и власти. "Чаша Джамшида" - символ мудрости.

 



Сколько в мире неправды - в сердцах и в устах,
В сопряженных друг с другом и днях и ночах!
Дайте чашу вина! О, слепцы и безумцы,
Жизнь уходит на наших незрячих глазах.

 



На синклите влюбленных бывали мы все,
Тягот времени сеть разорвали мы все,
От страстей прожитого вкусили мы чашу,
И свободны, и пьяны вдруг стали мы все.

 



Когда в сердце душа была заточена,
Обрела здесь жемчужины форму она.
Но лишь только расколется внешняя форма,
Тайна каждого станет пред всеми видна.

 



Каждый миг, о, кумир, ты жеманной не будь,
В себялюбии столь постоянной не будь.
Шагом ровным иди и не хмурь больше брови,
Для влюбленных врагом непрестанно не будь!

 



Не Адам - нам наш праотец, данный судьбой,
До начала уж были мы вместе с тобой.
Не сегодня с тобою мы уединились, -
До рожденья сковали нас между собой.

 



Ты, кто дарит живым красоту из красот
Иль сердечную боль или скорбь раздает,
Хоть не дал ты нам радость, но мы благодарны,
Ведь стократ ты щедрей при раздаче невзгод!

 



Свет очей, вдохновение наших сердец!
Наш удел - лишь мучение наших сердец!
От разлуки душа вдруг к губам подступила,
Встреча лишь - исцеление наших сердец.

 



Только суть, как достойно мужчин, говори,
Лишь ответствуя - слов господин - говори.
Уха два, а язык дан один не случайно -
Дважды слушай и раз лишь один - говори!

 




- 21 -




Этот круг бытия жизнью странной пройдет,
И осколок времен, небом данный, пройдет...
Так нальем же вина в эту чашу веселья!
День прошел... Ночь пришла. Она тоже пройдет!

 



Мы не сдружимся с горстью фальшивых монет,
Хоть веселья с богатством в помине уж нет.
Старец молвил, из погреба выйдя на свет:
"Пей вино, ведь уснем мы на тысячу лет!"

 



Кровь из сердца от дум бурным током бежит,
Слез кровавых завеса пред взором стоит,
Кровь течет меж ресниц - разве есть в этом диво?
Ведь и розу земля из колючек растит.

 



Хочешь быть близ Лейли - так Меджнуном * ты будь,
И весь мир, и себя для нее позабудь.
Коль дадут тебе место в меджлисе влюбленных,
Не смотри и не смей и уста разомкнуть.

* Меджнун - Герой поэмы "Лейли и Меджнун", нарицательное имя означающее обезумевшего от любви.

 



Ест богач свой кебаб * на обед - все пройдет,
Пьет хмельное вино он чуть свет - все пройдет.
А дервиш ** мочит хлеб в своей нищенской чашке,
Бесприютный, в лохмотья одет - все пройдет...

* Кебаб - Шашлык; жареное мясо, жаркое; в поэзии - символ безмерного страдания.
** Дервиш - Последователь мистического учения в исламе, мусульманский странствующий монах-аскет, нищий.

 



Не ищи себе друга по чуждым углам,
С ним невзгоды свои не дели пополам.
Будь один, сам найди от страданий лекарство,
Утешитель же твой пусть излечится сам.

 



Твоя суть - это свет в тайниках бытия,
Свойств Твоих письмена - на дверях бытия.
Скрыт всегда от людей Ты завесой величья,
Но Ты явен всегда на торгах бытия.

 



Те, кто щедр, за былинку горой одарят
И за вздох лишь один прегрешенья простят.
Там, где к тварям живым Бог всегда расположен,
Сто заблудших простят за один только взгляд.

 



Почему не даю я зарока не пить?
Пить вино мне не может никто запретить.
Есть, конечно, запрет пития лицемерам,
А за грех мудрецов дайте мне заплатить!

 



Мое сердце в любви за глазами идет,
Мое сердце в пути скорбь жестокую пьет,
Если сердце свое потеряю когда-то,
Мое сердце от глаз лишь твоих пропадет.

 




- 22 -




Не дарила судьба мне житейских побед,
Не светил мне в делах ее ласковый свет.
Лишь пытался я только вздох радости сделать, -
Открывались ворота страданий и бед.

 



Сколько тех, кто примерив дервишеский лик,
В жажде правды к истокам ее не приник!
Сколько их, болтунов об "алифе *" и "ламе **",
Кто позорить лицо человека привык!

* Алиф (алеф) - Название первой буквы арабского алфавита; "подобно алифу" - прямой, стройный.
** Лам (лям) - Название буквы "л"; подобно букве лам - о чем-либо кривом, изогнутом.

 



Дар твой выше небес, дай его мне обресть,
Твоей улочки храмы для духа не счесть.
Это честь - до твоей мне добраться Каабы *,
А умру по пути - это тоже ведь честь!

* Кааба - Храм в Мекке, главная святыня мусульман, место паломничества. Где бы мусульманин не находился, молитву он совершает повернувшись лицом в сторону Каабы.

 



Где влюбленный поэт, нам тревожащий слух?
Где в истерзанном теле трепещущий дух?
Люди все - лишь рабы их гнетущих сомнений...
Где ж властитель рабов? Или нем он и глух?

 



Правовед! Коли слаб ты по части идей,
Не завидуй умнейшим из умных людей!
Они судят о Боге и божьих твореньях,
Ты ж - о женских недугах различных мастей.

 



Оба глаза закрой - сердце станет, как глаз,
Мир другим ты узришь, окружающий нас.
Откажись же от личных своих притязаний -
Одобренье последует в этот же час!

 



Круг лица твоего только начал свой ход -
В созерцанье его весь застыл небосвод.
Утро хвасталось дружбой с пленительным ликом -
Опозорилось небо - увидел народ!

 



Рвется в жизни ведущая разума нить,
И поступкам присущая разума нить...
Укрепи милосердия доброю цепью
В доме временном сущую разума нить!

 



Будет столь же смятенным весь мир после нас,
В сотни тайн не проник проницательный глаз.
Жаль, что свет тысяч мыслей, глубоких и тонких,
В безрассудстве людском, не родившись, погас.

 



Ты как будто сначала дружила со мной,
Но потом враждовать вдруг решила со мной.
Не отчаялся я, что судьба отвернулась:
Вдруг по-прежнему станешь ты милой со мной?

 




- 23 -




У светил не для всех одинаковый ход,
Небо равных судеб никому не дает.
Все давно решено! Предавайся веселью -
Не построят тебе ведь другой небосвод!

 



"Полоумный от чаши" - названье мое,
Поклоненье вину есть призванье мое.
Я - душа всех собратьев питейного дома,
Образ мира, как есть, - содержанье мое!

 



Пей вино! Не поможет и знанье основ,
Всемогущий Аллах лишь помочь нам готов!
Кто в невежестве духа вина не приемлет,
Тех заслужено числи в разряде скотов!

 



Благородное сердце живет для тебя,
С мотыльком оно сходно, горя и любя.
Долго ль повод ты будешь искать для горенья?
Что за повод в любви? Лишь обман для себя!

 



Тот, кто страстною жаждой услад был томим,
Мир покинул, ничуть не приблизившись к ним.
Неужели ты веришь, что жить будешь вечно? -
Тем, кто был до тебя, так же верилось им!

 



Ты представь, что ты в жизни высоко взлетел,
Ты представь, что сполна получил, что хотел.
Взял сокровища в жизни ты полною мерой,
Ты представь: все оставить - конечный удел!

 



Как дитя ты, о сердце, по малости лет -
Есть горенье желаний, отваги же нет.
Где взять дружбу без боли разлуки полнощной,
Не узрев искушенья сжигающий свет?

 



Идол молвил: "О, жрец, почитатель ты наш,
Почему ты поклонник старательный наш?
Своему уподобил нас телу и лику
Тот из вас, кто творил нас, - ваятель был наш!"

 



Мне казалось в какой-то восторженный миг,
Что наукой и мудростью тайны постиг.
Но поверие - мудрость и ширма - наука,
И презрел я тогда их обманчивый лик.

 



Сердце к злу тебя клонит - так делай добро!
Может узел распутать умело добро.
Если оба спешат стать навек твоим другом,
То в друзья выбирай себе смело добро!

 




- 24 -




Мы - суть те, кто и ночью, и днем в беготне,
Вверх и вниз мы стремимся в земной толкотне,
Ничего, кроме новых невзгод не достигнув,
Ничего не оставив, почив в тишине!

 



Как душа для всех нас - в твоем лике луна,
Мне - любовь, а другим - как наперсник она,
В тебе солнце само - не его отраженье,
Эта радость нам всем безраздельно дана!

 



Пей вино! Много славных людей там, где пьют,
Среди глупой толпы они радостны тут.
Не вздыхай ты о том, что обету не верен,
Что - обет? Хуже, если бутыль разобьют!

 



О, вино, пробный камень ты жизни моей,
Пуда соли ты мне иногда солоней.
Наступил рамазан * - как расстаться с тобою?
Будь с Аллахом! Уеду с печалью своей!

* Рамазан (рамадан) - Девятый месяц мусульманского лунного года, месяц поста, когда от восхода до захода солнца запрещено есть и пить.

 



Нету сводов других - эта кровля одна,
Нет и мысли без нас - она нам лишь дана.
Если что-то придет к тебе в воображенье,
Нет того, это - мысль и ничто суть она!

 



Кому ключ от преград дан, чтоб им обладать,
Тот от жизни своей властен след оставлять.
Высших благ он людьми должен быть удостоен!
Кто уныл? Надо радости жизни вкушать!

 



Она въяве была, но о том я не знал,
Среди нас находилась притом, я не знал.
Я постигнуть хотел, что же нас разделяет?
Что же нас разлучило потом? - Я не знал.

 



О вчерашнем - раскаянье душу мне жжет,
В сердце боль - что мне завтрашний день принесет?
Жизнь моя - перл бесценный, единственный в мире -
Стала кладезем страха, тоски и невзгод.

 



Что не может нас здесь удивлять, ты скажи!
Кто способен о мире все знать, ты скажи!
Кто прожил в нем хоть день, только радость вкушая,
Чтобы завтра уже не рыдать, ты скажи!

 



Твои брови, что склонны сердца похищать,
Приучили глаза твои стрелы метать.
Над глазами они, красоту охраняя,
Потому не дано им глаза увидать.

 




- 25 -




Много дивного есть во вращенье небес,
Недоступно уму постиженье небес!
Ведь никто не избегнет глумленья небес,
Так зачем уповать на знаменья небес?

 



Уст рубиновых я не отрину вино,
Пока тлеет во мне хоть дыханье одно.
Я осмелился жаждать свиданья с тобою,
И отваге моей лишь желанье равно!

 



Твоей жизни коснулось дыханье Христа,
И твой жертвенный дар - от христова креста.
Если душу свою принесу тебе в жертву,
Все богатства - твои, ведь она не пуста.

 



У аскета надежда на пост в рамазан *,
У влюбленного ринда ** - на чашу и жбан.
Кто порадует Бога из них? - Неизвестно.
В разумении каждого - виден изъян!

* Рамазан (рамадан) - Девятый месяц мусульманского лунного года, месяц поста, когда от восхода до захода солнца запрещено есть и пить.
** Ринд - Гуляка, бродяга, кутила; вольный странник; вольнодумец; в персидско-таджикской поэзии - антипод аскета и ханжи.

 



Не тоскуй же! Пока этот мир будет жить,
Людям имя твое и твой след не забыть.
Дока на небе движутся стройно светила,
Мысль твоя - это к Сути незримая нить.

 



Ниспошлют испытанье - что сделаешь ты?
Причинишь ли страданье - что сделаешь ты?
Если горем убитый в моленье бессонном
Оскорбит тебя бранью - что сделаешь ты?

 



Полетел по лужайке, резвясь, ветерок,
Кипарис с высоты бросил дерзкий упрек:
"Веешь низко, со мною тебе не сравниться!"
Я сказал: "Близорук ты, хотя и высок!"

 



К христианам, к евреям я в храмы ходил -
Обращен на Тебя взор молящихся был,
Я к язычникам шел, помня встречу с Тобою,
Твой кудрей завиток им для четок служил!

 



На пиру бытия пьянство - подлый изъян -
Не услышишь и флейты, и в сердце - обман.
Даже пьяницы все отреклись от пристрастья,
Городской мухтасаб лишь по-прежнему пьян.

 



Для чего каравану идущих страдать,
Миг двух дней, нам отраду дающих, страдать?
Все ничто - мы и мир, даже радость и горе,
Так негоже о том, что не суще - страдать!

 




- 26 -




От жестокости неба, от козней земли,
Где обитель свою негодяи нашли,
Лик мой полон слезами, как винная чаша,
В крови сердца печали приют обрели...

 



Виночерпий, любовь к тебе в наших сердцах,
Но хранится она в его тайных углах.
Не играй же полой перед людом просящим -
Мы схватили ее, она в наших руках!

 



Твоих тюркских очей взмахи век так легки!
Ты - свеча, а весь мир - лишь твои мотыльки.
Мы в тебя влюблены, потому и безумны,
Ты - дом наших сердец и бальзам от тоски.

 



Прахом всех я клянусь, тех, кто в землю уйдет
Разве вера нужна, раз бесспорен уход?
Тех, кто в мире при жизни знал мало веселья,
На том свете о том сожаление ждет!

 



Почему в барабан этот снова стучат? -
Чтобы сокол заблудший вернулся назад.
Почему этой птице глаза прикрывают? -
Чтоб не видел ненужное сокола взгляд.

 



Знаешь, милая, сколько минуло ночей,
Как твоих мы не видели дивных очей?
Ты посланцев не шлешь и, как видно, не хочешь
Знать о нас или слышать звук наших речей.

 



На лице у возлюбленной нежный пушок
Красоты не убавил и на волосок.
Роза - створка к душе в цветнике ее лика,
Зеленеет она в предназначенный срок.

 



Не спешите неверье мое осуждать -
Веры крепче моей в мире всем не сыскать.
И такой я один! Еретик ли я, Боже?
Так кого ж мусульманином можно назвать?

 



Ты властитель небес, и Тебя описать
Человеку простому совсем не под стать.
Оба мира - ничто по сравненью с тобою,
Там, где Ты, им лишь ниц пред Тобой упадать.

 



Нет хором для души, кроме этих кудрей,
Нет для сердца михраба * без этих бровей.
В твоем лике души моей видится облик,
Нет зеркал для души без улыбки твоей!

* Михраб - Дугообразная сводчатая ниша во внутренней стене мечети, указывающая направление к священному храму Каабы в Мекке. В поэзии - дуга бровей красавицы.

 




- 27 -




О, Господь! От невзгод, посылаемых нам,
Древо счастья мне рубят по самым корням.
И никто не воскликнет в полуденном мире:
"Не рубите! Ведь больно! Не совестно вам?"

 



Дай же, отрок, вина, в коем блеск для миров
И сиянье луны для счастливых цветов!
Торопись, ибо юный огонь быстротечен,
Неустанное счастье - из области снов...

 



Вдруг любовь, словно кровь, пронизала меня,
Мысль о друге моем пропитала меня.
Друг мой всем овладел, бренной плотью и сутью -
Живо имя мое, но не стало меня.

 



Из друзей каждый путь свой по жизни прошел,
Кто - совсем разорился, кто - в землю ушел.
Мы ж остались в степи процветающей спеси,
Как в дороге навьюченный дохлый осел...

 



Ищешь чашу Джамшидову * каждый ты миг,
Весь в сомненьях - путь верный искать не привык.
Посмотри, ведь частицы души - это чаши,
Где, как в зеркале, виден творения лик!

* Джамшид (Джам, Джемшид) - Имя легендарного древнеиранского царя, обладавшего чашей, на дне которой отражались события, происходящие в мире. В поэзии - символ величия и власти. "Чаша Джамшида" - символ мудрости.

 



Суть кумира для смертных - душа бытия,
Что сжигает дотла все основы житья.
Чтоб найти эту душу, весь мир обошел я,
Но она а нашем доме - уверился я.

 



Если вспомнить грехи - я греховности сын,
Обреченность - мой спутник, причина кручин,
Но известно: коль раб принесет покаянье,
То отпустит грехи ему все господин!

 



Груз грехов моих веру крушит без труда,
Заставляет святош убегать от стыда.
Если груз этот тяжкий попробуют взвесить,
Без сомненья, сломают весы в день Суда!

 



В мудрой речи ведет разумения нить,
А в беседе с толпой можно горе вкусить.
Надо выпить вина! Ты мне чашу наполни,
Ведь сегодня мне тоже не хочется жить...

 



Мир любви обрести без терзаний нельзя,
Путь любви отвести по желанью нельзя.
И пока от страданья не станешь согбенным,
Суть сего донести до сознанья - нельзя!

 




- 28 -




Будто шашки по клеткам шагаем мы все,
В чет иль нечет на свете играем мы все,
И под гнетом небес стан сгибаем мы все.
Мы - в пути, но уйдем. Это знаем мы все!..

 



По тебе не страдать не могу я никак,
Разлучиться опять не могу я никак!
Только ты! Никого нету в сердце другого,
О других помышлять не моту я никак!

 



Кто безумен, как я, от того, что влюблен?
Кто повержен на землю - любовью сражен?
Это, право, не я, Богу ведомо только
Кто я был и кем стал. И на что осужден.

 



Мы есть вечности разум, а мир - наш фиал,
Все творенья земли - нам начало начал.
Бытие наше - сущему в мире опора!
Мы суть мира! А мир нашей тенью лишь стал.

 



Не стремись ты вперед и кичливым не будь,
Сам собою пребудь, но ленивым не будь.
Если Богу единому хочешь молиться,
Не гляди, не внимай. Нетерпимым не будь!

 



Бытие двух миров - Твоя цель, Твоя суть.
Мухаммад! Твоя жизнь - прославления путь!
Мой приют - берега Твоего милосердья!..
Две реки моих слез мне струятся на грудь.

 



Весть от Бога в наш мир суеты - это ты,
Образец неземной красоты - это ты.
Вне тебя ничего нет для сердца на свете -
Требуй все! Воплощенье мечты - это ты!

 



Когда тяжесть грехов станет спину сгибать,
Милость Бога по-прежнему будет нас ждать.
Почему час расплаты на завтра отложен?
Чтоб до дня Воздаяния путь скоротать!

 



Не ищи у людей дружбы ты никакой -
Не найдешь - как и тени под веткой сухой.
Бережливый достоин, а жадный унижен,
Жизни дом на достоинстве прочном построй!

 



Мы для плоти вселенной - душа ее, суть,
Мы, кому в ее тайны дано заглянуть.
Присмотрись - лучше нас ничего нету в мире,
Мы связуем миры между ними - наш путь!

 




- 29 -




Мы у Бога - игрушки творения все,
Во вселенной Его лишь владения все.
И к чему состязания наши в богатстве -
Мы, не правда ль, в одном заточении все?

 



Где по кругу идет винных чаш колдовство,
Завлекается в круг все мое естество!
Здесь - друзья, здесь - цветы, и вино в изобилье!
Дать зарок мне не даст все мое существо!

 



Нет голов, где не зрела бы тайна своя,
Сердце чувством живет, ничего не тая.
По дороге своей идет каждое племя...
Но любовь - ураган на путях бытия!

 



Почему тебя, сердце, так дума гнетет,
Страх, что смерть неизбежно когда-то придет?
Коль тебя заберут, тебя больше не станет,
Возликуй, что уйдешь ты от сотни забот!

 



Две Каабы * для веры нам создал Творец -
Бытия и сердец, это - веры венец.
Поклоняйся Каабе сердец, пока можешь,
Выше тысяч Кааб - и одно из сердец!

* Кааба - Храм в Мекке, главная святыня мусульман, место паломничества. Где бы мусульманин не находился, молитву он совершает повернувшись лицом в сторону Каабы.

 



Мусульманин, еврей иль язычник ты есть -
Жертвуй жизнью, чтоб душу до Бога донесть.
Будь прямой, как стрела, в соблюдении веры!
Иль - лежать в колчане тебе скромная честь.

 



Кем бы ни был ты - грешник иль лжец - ты вернись,
Хоть безбожник, хоть идолов жрец - ты вернись!
Безнадежности нет в нашем светлом чертоге,
Хоть нарушил обет, наконец, - ты вернись!

 



Принесу ради честных себя в жертву злу,
Подлецы же пусть сгинут, воздам им хулу!
Беден я - вот и дружит со мной только горе, -
И за верность ему и воздам я хвалу.

 



У язычников в храме мы все влюблены,
И вину, и жрецу поклоненья полны.
Власть над сердцем забрал черный локон подруги,
Мы в смятенье на землю упали... Пьяны!

 



Рядом могут мудрец и безумец скорбеть,
Рядом капище в царстве твоем и мечеть,
Смело жертвуют жизнью свои и чужие,
Ибо перед Тобой они рады сгореть!

 




- 30 -




Не тобой была пущена рока стрела,
Так смирись, что идут против воли дела,
И пойми: когда злом и добром оделяли, -
Нитка рока в руках у тебя не была.

 



Лучше б умный сейчас отстранился от дел,
За стеной крепостной отсидеться б сумел.
Пусть он дружит с вином и целует красавиц,
Пока мир от смятенья остыть не успел.

 



В день созданья небес и небесных основ,
С прочной точкой опоры среди Близнецов,
Как огонь со свечой, неразлучно спаяли
Нас с любовью к тебе сотней крепких оков.

 



Постоянства наш мир нам ни в чем не дает!
Тварей Божьих он всех на погибель ведет.
Пусть достигнешь ты жизни большой, как у Ноя...
Разве небытие к тебе все ж не придет?

 



Если в гуще толпы ты безмолвно живешь,
Ты, о сердце, колосья безбожия жнешь.
Удались, терпеливый, в пустынную землю,
Подивишься тому, что ты там обретешь.

 



Не ищи друга в мире, в обители лжи,
И хадис * этот мудрый к себе приложи:
"Со страданьем мирись и не жди исцеленья,
Не ищи утешителя и не тужи!"

* Хадис - Предание, рассказ из жизни пророка и его сподвижников.

 



Из содружества трута, огнива, кремня,
Если трут не сухой, не возникнет огня.
Удаленность и близость Твоя, все - несчастье:
Даль и близость в кощунство ввергают меня.

 



Бережешь Ты меня от случайных невзгод,
От недобрых вестей и житейских забот,
И чем больше моих лицезреешь пороков,
Тем я больше Твоих удостоен щедрот!

 



Звонкой песней всех струн воспевай ты вино,
Говорящего дело не слушать - грешно.
И не будь никогда ниже вьючной скотины,
Коей воду испить лишь под свист суждено.

 



Мню себя я ничтожным, но это не так,
Мню себя за толпой, а на деле - вожак.
В мире мертвых вещей я - вершина творенья
И кажусь посторонним, но им - не чужак.

 




- 31 -




Благородной душе ведом праведный путь,
Знанье первых начал, всего сущего суть.
Все, что выпало нам - исполненье веленья,
И круги бытия не греховны ничуть.

 



Пламя сердца стремись песней чанга * залить,
Чтоб пришествия чашу свою отдалить
Захвати хоть мгновенье, ведь свод лучезарный
Оборвал не одну драгоценную нить...

* Чанг - Струнный инструмент, арфа, лира; рука, лапа; коготь.

 



Еженощно росла молодая луна,
Вся желаньем сравниться с тобою полна.
Блеском тщетным сверкнул краткий миг в полнолунье,
От позора на убыль пустилась она.

 



Все ушло навсегда - юность, ловкость, друзья...
Горечь вместо веселья пью медленно я.
Стан мой, бывший стрелою, как лук изогнулся,
Только посох чуть-чуть выпрямляет меня.

 



Ты, кто жизнь дорогую по ветру пустил
И со смертью подчас непочтительным был,
Рассчитал ты свой путь наперед лет на двести,
Но у рока отсрочки на час не просил.

 



Не теряй никогда в жизни мудрости суть,
Не теряй, чтоб к добру или злобе прильнуть!
Ты - и путник, и путь, и привал на дороге, -
Не теряй же к себе возвращения путь!

 



Нет надежд у меня на свиданье с тобой,
Нет терпенья на миг - что поделать с собой!
В сердце мужества нет, чтоб поведать о горе...
Что за дивная страсть вручена мне судьбой!

 



Раз Ты - тот, кто нам блага для жизни дает,
Раз Ты - тот, кто нас судит и нам воздает,
Так зачем моя исповедь в тайнах сердечных? -
Раз Ты - тот, кто их знает наперечет?!

 



Я страдаю, к тебе мои вздохи летят,
От разлуки стал мрачным и дом мой и сад.
Далеки от тебя мои очи и сердце,
Все же сердце с тобой! На дороге - мой взгляд!

 



Раз в гончарне кувшин я дешевый купил
И, наполнив его, я к друзьям поспешил.
А кувшин мне сказал на наречии тайном:
"Как и ты, я при жизни без отдыха пил!"

 




- 32 -




Кто тебе в путешествии спутником стал,
О коварствах судьбы изначально не знал.
Мы стремимся и ищем, а небо решает:
"Будет то, что Художник тебе начертал!"

 



Старой жизни одежды не станут новей,
Жизнь не будет вершиться по воле твоей.
Пей вино черепком, скорбь не пей из кувшина,
А кувшин в черепки со скорбями разбей!

 



Если в школе любви иногда зашумят,
От экстаза тот шум разве все отличат?
О любви рассуждать муфтий вовсе бессилен,
О любви подстрекатели даже молчат.

 



Каково, о душа, в чуждом мире витать?
Каково без приюта и дел пребывать?
Ты был в мире царем лишь вчера, а сегодня
Каково и страдать, и на злобу взирать?

 



В теле мира душа - это Истины суть,
Твари - чувства, что миру наполнили грудь
Элементы, природа - лишь органы тела,
Все в единстве проходит начертанный путь!

 



Думал я, что верны обещанья твои,
Постоянства полны обещанья твои.
Нет, не знал я, что, как и столпы мирозданья
Свет очей! - непрочны обещанья твои!

 



Диво-птица! Лишь звезды - зерно для тебя,
Век с извечного дня дан давно для тебя.
Если ищешь ты чашу, где мир отразился, -
Это все в твоем сердце дано для тебя.

 



Не толкуй, что не щедр к нам на милости Бог;
Что ты знаешь - ничто, и молчи про зарок.
Столько юных существ, коих губы как сахар!..
Дать зарок?! Или нам мусульманство не в прок?

 



Память - след твой - у нас поселилась в сердцах,
Страсть, как узник, навек затворилась в сердцах,
И из рабства тебе никогда я не выйду,
Пока жизни свеча сохранилась в сердцах.

 



Полюбил я тебя - в сердце боль у меня,
Печень вся сожжена от разлуки огня.
Я в тоске, что твой лик не увижу сегодня!
Очи взвел к небесам до рождения дня.

 




- 33 -




Лучше локон любимой, лаская, схватить,
Лучше с нею вино искрометное пить,
До того, как судьба тебя схватит за пояс -
Лучше эту судьбу самому ухватить!

 



О, любовь, дай вина, я в печали, в слезах,
Пусть вино унесет беспокойство и страх.
О, подай же вина, чтобы выросли травы
До того, как навеки исчезнет мой прах!

 



На росинках любви был замешан Адам,
Потому сотни смут шли за ним по следам.
Когда духа сосуд прокололи любовью,
Капли крови его дали всходы сердцам.

 



Те, кто смолоду к храму величья ушли,
Все в конце они в нищем обличье ушли.
Жалки те, кто со смертью всю жизнь пререкались
И с земли по земному обычью ушли.

 



Человек этот жалкий мой ум изумил -
В этой жизни он ищет опор и стропил!
Хоть на свете не видно даров для живущих,
Он - как ветер и тень в расточительстве сил!

 



Блеск корон слился в имени светлом твоем,
Эмпиреи и небо, Кааба - твой дом.
И теперь, когда ты стал великим имамом *,
Ты объемлешь весь мир всемогущим умом!

* Имам - Мусульманское духовное лицо.

 



Я шагал по пустыне любви все смелей,
Встретил тысячи в ней льющих гнев иль елей
Каждый мне говорил лицемерно иль гневно:
"Наклони эту чашу! Смотри - не пролей!"

 



Ты, кто высь небосвода не раз исходил
И чьим вестником храма предстал Джебраил,
Бытия ты и разума вечный посредник,
Чем свободу у Бога свою заслужил.

 



Благочестия путь - есть презрение благ,
Ведь стремящийся к ним беден духом и наг.
Будь смиренным, как будто ты уж под землею -
Под землей сохранишь жизни праведный знак.

 



Переняло вино губ твоих яркий цвет,
Кипарису с тобою сравнения нет.
Поспеши с полнолунья сорвать покрывало,
Чтоб до ночи явился желанный рассвет!

 




- 34 -




То он лики чудесные миру дарит,
То творенья свои беспощадно крушит.
Нет таких, кто спросил бы у Мастера-рока:
Для чего, сотворив, он расправу вершит?

 



Если я ввечеру от вина не хмелен,
То от чаши дневной я услады лишен.
Ты сказал: "Предавайся ты днем винопитью!"
На несчастье одно я тогда обречен.

 



Головы не сумеешь в любви потерять -
Не достоин ты рядом с любимой бывать.
Ты желаешь любви с головой сохраненной?
Что ж, желай - не запретно мечтать и желать!

 



Кто письмо красноречья пером начертал,
Как алиф * стан любимой притом начертал.
Начертал он однажды его для примера,
Ученик же стократно потом начертал.

* Алиф (алеф) - Название первой буквы арабского алфавита; "подобно алифу" - прямой, стройный.

 



Ты доколь огорчения будешь терпеть,
Чтобы в жизни двухдневной в делах преуспеть?
Пей вино! Перестань быть корыстным и жадным!
Где Карун и где клад? - вот на это ответь!

 



Чтоб возжечь к тебе страсть, нам лишь искра нужна,
Опьяняет тобой в песне нота одна.
Чтоб убить нас, не нужны из глаз твоих стрелы,
Нам довольно хлыста, - если смерть суждена.

 



Мудрецы размышляли и ночью, и днем,
И к Твоим лишь вратам шли все тем же путем.
Оказавшись в итоге в обидном бессилье,
Перестали сражаться с судьбою и злом...

 



Стану твердым, как камень - шлифовкой доймут,
Стану мягким, как воск - сразу плавить начнут.
Коль согнусь, то, как лук, тетивой буду стянут,
Распрямлюсь я - стрелой в стан враждебный пошлют!

 



Когда жреческих душ разнородный синклит
Выйдет к Богу на суд из-под каменных плит,
Лишь тогда только Бог, что к чему, разберется
Кто в раю заживет, кто в аду возопит.

 



Разве муки любви могут радость мне дать?
Разве сердце способно советам внимать?
Сердце пленником стало кудрей твоих черных
Разве плен заставляет в безумство впадать?

 




- 35 -




Дуновения вешней поры хороши,
Музыкальных созвучий хоры хороши,
Пенье птиц и ручей у горы хороши...
Но лишь с милой все эти дары хороши!

 



Если мы, как огонь, через воздух пройдем,
И, чисты, как родник, меж камней протечем,
Все равно станем прахом, и в нем наша сущность...
Дай вина! Так зальем эту суть мы вином!

 



Дом питейный любви ныне нужен для нас,
Мы расплавимся там со свечой Его глаз.
И, напитком любви совершив омовенье,
Перед ликом кумира свершим свой намаз!

 



Только Истина есть непреложный закон,
Этот мир бытия лишь ему подчинен.
Все, что есть - быть должно в бытии и вселенной,
То, что быть не должно, то - мираж или сон!

 



Мы не знаем, протянется ль жизнь до утра...
Так спешите же сеять вы зерна добра!
И любовь в тленном мире к друзьям берегите
Каждый миг пуще золота и серебра.

 



По ночам к Близнецам мои вздохи летят,
Реки слез моих глаз с морем слиться хотят.
Ты сказала: "Вино будем пить послезавтра".
Но до завтра продлится ли дней моих ряд?

 



От любви к Тебе сердце скорбит все сильней,
Руку помощи, Боже, дай в скорби моей!
Если в чем-то в делах я Тебя недостоин,
Для меня-то есть все в благодати Твоей!

 



Я был должен безбожному сердцу сказать:
"Смерть придет, и пора бы уж разум призвать!"
И, смятенному, мне мое сердце сказало:
"Я мертво от рожденья, живым мне не стать!"

 



Хоть нарциссы-глаза ищут повод для смут,
В дугах черных бровей смех и радость живут.
Эти дуги, что выше прекрасных нарциссов,
Будто речь о своем верховенстве ведут!

 



Локон - ночь, а лицо твое - утренний свет,
И в миндалинках глаз твоей власти секрет.
Знает Бог, - для души моей ты лишь услада,
Коль не вижу тебя - и услады мне нет!

 




- 36 -




Утро, сад и любители роз и вина,
Музыканта прекрасного лютня слышна,
Ароматы, друзья, птиц волшебное пенье -
Ты приди! В этом рае лишь ты нам нужна!

 



Может тяга к вину богача разорить,
И от крика его мир земной всполошить,
Изумрудом затем кубок я наполняю,
Чтоб глаза у змеи злой тоски ослепить!

 



Луноликая, бывшая ангелом мне,
Ныне стала подобна - увы! - сатане;
Лик, что чудным теплом грел холодной зимою,
Жаркой шубою стал для меня по весне.

 



Погруженный в сон смерти - неведомый сон,
Пока Суд не настанет, молчать обречен.
Не тверди, что не шлют тебе вести оттуда -
На неведенье спящий пока осужден.

 



Здесь ристалище смерти, дорога невзгод,
Путь для тех, кто всегда лишь по вере живет.
Благородному надобно быть каландаром *,
Чтоб бродягой идти без опаски вперед.

* Каландар - Странствующий аскет; дервиш.

 



В мире радость твори и другим и себе,
Живи вольно, вручив свое тело судьбе.
Откажись от того, чего завтра лишишься,
Живи всласть, не сгорая в бесплодной борьбе!

 



Только Бог! Ничего больше нет, знаю я,
Мне о том рассказала тетрадь Бытия.
Светом Истины сердце едва озарилось -
От неверья очистилась вера моя!

 



О, Господь, от неверных шагов отврати,
Дай смиренным в обитель Твою мне войти!
Пока трезв и добро я от зла отличаю,
Опьянив, от добра и от зла дай уйти!

 



Зарекался и вновь нарушал я обет,
И обет уж давно от меня вопиет.
Я разбил вчера чашу во имя обета,
А сегодня в честь чаши нарушил запрет!

 



Страсть к тебе порвала одеяние роз,
В аромате твоем есть дыхание роз.
Ты нежна, блестки пота на шелковой коже,
Как роса в чудный миг раскрывания роз!

 




- 37 -




Мест, где в чашах пурпурного нету вина,
Где красавицы нет, что нежна и стройна -
Избегай, даже если там райские кущи, -
Вот совет. И в словах этих мудрость одна.

 



О, саки *! На рассвете вина принести!
Опьяненных уже вновь вином обнеси.
С чашей Небытия мы без чувств и рассудка,
Слух об этом по миру скорей разнеси!

* Саки - Виночерпий, кравчий.

 



Если любишь, то стойко разлуку терпи,
В ожиданье лекарства страдай и не спи!
Пусть сжимается сердце как роза в бутоне,
Жертвуй жизнью. И кровью тропу окропи!

 



Кто рожден в красоте счастья лик созерцать,
Тому мир будет множеством граней мерцать -
Украшает шитьем для красавицы платье
И умеет изнанку душой понимать!

 



Если ты удручен и измучен судьбой,
К небесам обращенный бесплодной мольбой,
Берегись! - и из рук подлеца даже воду
Не бери, хоть бы пламя играло тобой!

 



О лекарствах для тяжких больных знаешь Ты,
Толк в леченье, в спасении их знаешь Ты.
Рассказал бы Тебе я о ранах сердечных,
Но ведь как обо всем, и о них знаешь Ты.

 



Мы беспечны в заботах о жизни земной,
Не заботимся утром о пище дневной.
И из Кухни небесной мы ждем сокровенья,
На земле не питая надежды иной.

 



Те, для коих у тайны разорван покров,
Неспокойны за судьбы людей и миров.
Лишь страданья Любви они в мире приемлют -
Там, где нету Любви, приговор их суров.

 



Если знанья вино сможешь в разум впитать,
То молчи - тайн великих не смей продавать!
И ушей не ищи ты для слов драгоценных -
Станешь морем бескрайним, коль будешь молчать!

 



Не питаю надежды на верность пути,
От ошибок и сердце не может спасти.
Спать не буду я впредь, буду пить лишь вино,
Ибо долгий мне сон предстоит обрести.

 




- 38 -




В час, когда соловей станет песнь напевать,
Надо чащу, тюльпану подобную, брать,
Пригубить до того, как по глупости люди
Возгласят: "Он успел уже чашу поднять!"

 



Виночерпий, мы твой не покинем порог,
Даже если б убить ты за это нас мог.
Пусть ты головы нам не поднимешь из праха,
Все равно у твоих мы останемся ног!

 



Хорошо, что любовь охватила меня!
Говорит: "Уходи, появилась здесь я!"
И сгорел я дотла от страданий любовных,
Став сухими дровами и пищей огня.

 



Завтра будешь, ходжа *, ты за все отвечать,
Завтра можешь презренным пред небом предстать.
Будь достойным в деяньях, чтоб ты пред Судьею
Завтра мог без стыда и позора стоять!

* Ходжа - Первоначально потомок одного из первых халифов; духовное лицо; наставник; хозяин, господин; вежливое обращение к уважаемому человеку.

 



Эй, несчастный, ты выпей, не плачь - веселись!
От времен и безвременья весь отделись!
Жар тоски окропи этой чудною влагой
До того, как душа взмоет в светлую высь!

 



Тот, кто суть божества в этой жизни постиг,
От насущных забот отрешаться привык.
Твой единственный взгляд люди ловят как милость,
И за счастие чтут Твоей близости миг.

 



Коль тоске удалось сердце болью залить,
Опьянеть ему надо иль вновь полюбить.
Нет вина у тебя? - Ты пришли мне той влаги,
Что, как чашей, пригоршнями можно испить.

 



Нет колючки такой в этих знойных степях,
Что не липла б ко мне и в судьбе, и в делах.
Всем моим существом стал я людям враждебен,
Там, где я, там кругом только ссоры и страх!

 



Ты прилежным в познании Господа будь,
Пока в силах, - ищи себе праведный путь.
Долго ль будешь ты жить весь в оковах из злата?
"Кроме Бога, нет Бога!" - ведь в этом вся суть!

 



Осветил мою душу подруги приход,
Улыбнулось мне счастье меж многих невзгод.
Пусть померкнет луна. И с угасшей свечою
Ночь с тобой для меня - словно солнца восход.

 




- 39 -




Когда розы цветут, надо деньги иметь,
Надо чашей с вином беспрерывно владеть!
Не гордись, о, почтенный, умом или знаньем -
Надо щедрым прожить в этом мире суметь!

 



По наивности с долею бедной моей,
По жестокости с шалостью легкой твоей,
Ты посадишь в огонь меня - что же? - я сяду,
Жду тебя! Убежишь по привычке своей!

 



Омывают, приплыв, тучки берег и дол,
Омывают трон розы и луга престол.
А глаза эти в жажде лицо твое видеть
Омывают меня... Влагой я изошел...

 



Коль на город колючка найдется одна,
То беднейшему в ногу вопьется она.
Хоть весам справедливость от века присуща,
Но, чтоб чашу склонить, все ж весомость нужна.

 



Если в месяце дее кислит виноград,
Отчего он потом нам - источник услад?
Кто-то смог изготовить рубаб * из полена,
А среди тростника нежно флейты шумят.

* Рубаб - Смычковый музыкальный инструмент.

 



Коль сегодня душа твоя в веру уйдет,
Вместе с Богом тебя заточение ждет.
Вздох, который посмеешь ты сделать без Бога,
Завтра пламенем жарким тебя обожжет.

 



Я бежал от Тебя, но прими и прости,
И под сенью своей доброты приюти!
Не уйти от пути, что Тобой предначертан,
Начертал Ты, - так Ты и веди по пути!

 



Говорит кипарис: "Как красив ее стан!"
Говорит: "Я подавлен, познав свой изъян!"
"Что с тобою?" - шумят беспокойные птицы,
Говорит: "Ноет сердце и слез - океан!"

 



Только солнце успело Твое воссиять,
Как на поиск душа полетела блуждать.
Онемел мой язык - милость мне не прославить,
Суть достоинств Твоих и уму не понять!

 



Коль не весело, все же с надеждой живи,
А греховность - от знаний, невеждой живи!
Если демон толпы тебе душу тревожит,
Скрыв и душу, и очи за вежды, живи!

 




- 40 -




Свежесть утра дана, чтобы жизнь пробудить!
Значит, надо с вином и с возлюбленной быть,
Чтоб любимая нежным кокетством пленила,
А вино злой тоски разорвало бы нить.

 



У ручья я с любимой, что дивно стройна,
Был вчера, там искрилась и чаша вина.
Из жемчужины утра заря восходила,
Барабанщик ее подымался от сна.

 



Счет давно потерял я мученьям моим,
И молва расползлась обо мне, словно дым.
Кому видеть случалось такое на свете -
Я в воде по макушку, но жаждой томим?

 



Слава Богу, что месяц поста миновал,
Тридцать дней нас, как зверь, голод ел и терзал.
Угасает свеча, и вода расплескалась,
Что осталось? Лишь слава вина и пиал.

 



Когда время придет и душа отлетит,
Вещи к сути своей этот миг возвратит.
Мудрый ход бытия и четыре стихни
Вдруг утратят навек гармонический вид.

 



Ищешь Бога ты всюду и ночью, и днем,
Ищешь ты вне себя, слеп в мечтаньях о Нем.
Бог тебе говорит на наречиях разных:
"Ищешь где и кого? Я - в тебе же самом!"

 



Ты - мне жизнь дорогая, Душа Ты сама,
В прославленье Тебя моя лютня нема.
Вижу я: Ты - прозренье для глаз полузрячих,
Знаю я: Ты - живая вода для ума.

 



Всех бродяг, бедняков и больных знаешь Ты,
Всех беспомощных с горестью их знаешь Ты,
Если я позову Тебя, стоны услышишь,
А смолчу - и наречье немых знаешь Ты.

 



Говорят: есть гашиш - так тоска не страшна,
С ним ни арфа, ни чаша вина не нужна.
По учению знающих точно известно:
Лучше сотни наркотиков - капля вина!

 



Честолюбцем, к главенству способным, не будь,
Будь бальзамом, а жалу подобным не будь.
Коль не хочешь, чтоб в жизни тебя обижали,
Не внушай ты дурного и злобным не будь!

 




- 41 -




Праздник сердце твое пусть теперь веселит!
Праздник ликом твоим в души радость вселит!
Чтобы дело твое увенчалось удачей,
Праздник, дом посетив, его благословит!

 



Никогда не дождется награды аскет,
Соблюдая усердно священный запрет!
Виночерпий, наполни проворно нам чаши,
Что начертано - есть, а иного ведь нет!

 



Встань от сна! Ночь для таинств любви создана,
Для метаний у дома любимой дана!
Где есть двери - они запираются на ночь,
Только дверь у влюбленных - открыта она!

 



Сердце где, что отринуло б страсти вино?
Око где, в коем вере неверье равно?
Человек, кто бы смог от земли отрешиться,
Он-то где, кто лишь Истины видит зерно?

 



Верен времени будь и к Кавсару * склонись,
Рай и ад позабудь и от них откажись.
Шелк чалмы на вино променяй, и без страха,
Обмотавшись тряпицей, ты блеска лишись!

* Кавсар (Ковсар, Кавсер) - Легендарный райский источник, дно которого якобы выложено жемчугом, вода белее молока, свежее снега, слаще сахара и ароматнее мускуса.

 



Я сказал: "Твои локоны многих сумели сгубить".
И ответ: "Согласись, если любишь, не жить!"
Я сказал: "Не вкусить мне плода от любимого стана!"
И ответ: "Кто плоды кипариса сумел бы вкусить?"

 



Древа юного ветви впервые цвели,
Плод сорви и желанье мое утоли!
Не лелей в голове ты бутоны надежды -
Нерасцветших надежд много в чреве земли...

 



Мы в наперсниках были у чаши вина -
И в свиданиях тайна была нам нужна -
Как боялись в поступках себя опозорить!
Опозорены ныне - молва не страшна!

 



Эта родинка, мук моих горьких исток,
Заняла навсегда ее губ уголок!
Бог, создавший для нас ее крошечный ротик,
Это зернышко жить возле круга обрек!

 



Живи с разумом в дружбе и с ним умирай,
Без привалов по жизни гоним - умирай.
Признак жизни - любовь, без нее - прозябанье!
Прозябаешь, ненужный живым - умирай!

 




- 42 -




Зелень, розы, вино мне судьбою даны,
Нет, однако, тебя в этом блеске весны!
Без тебя мне ни в чем не найти утешенья,
Там, где ты, - мне другие дары не нужны!

 



Мне вина с дивным вкусом в кувшине подай,
Чашу с ликом кумира мне ныне подай!
Ты вина, что бурлит, извивается цепью,
Мне, безумцу в безводной пустыне подай!

 



Страсть не может с глубокой любовью дружить,
Если сможет, то вместе не долго им быть.
Вздумай курица с соколом рядом подняться,
Даже выше забора - увы - ей не взмыть.

 



Говорят, человек ремесло должен знать,
С идеалом отца все деянья сверять.
В наше время, однако, иначе считают:
"Пустяки! Надо золотом лишь обладать!"

 



О, ходжа *, коль дела неудачно идут,
Если не о тебе в хутбе ** речи ведут,
Не тужи! Стань владетелем дел сего мира,
Если жадность с корыстью тебя не убьют.

* Ходжа - Первоначально потомок одного из первых халифов; духовное лицо; наставник; хозяин, господин; вежливое обращение к уважаемому человеку.
** Хутба - Молитва о здравии, читаемая на имя правителя.

 



Лишь я вместе с тобой начинаю тужить,
Как на свете все вдруг мне готово служить.
Дай же ради тебя мне пожертвовать жизнью -
Без тебя ей дано пищей ястребов быть!

 



Те, кто ложный имеют на Истину взгляд,
Те все ночи подряд лишь молитву творят.
Но зерно послушания лучше пред Богом,
Чем столетней молитвы ненужный обряд!

 



Наш под куполом этим мятущийся лик
Муравью лишь подобен, что в склянку проник:
Ведать нам не дано о надежде и страхе -
Ослепленно блуждаем, как мельничный бык.

 



Стан ее - кипарис, а лицо - лик луны,
Будто сахар уста - и свежи и нежны.
Завитки у кудрей и ресницы любимой
Как кольчуга и копья, - но мне не страшны!

 



Если облик любимой пред взором возник -
Образ света иль мрака несет ее лих.
На влюбленном лице он найдет отраженье,
Как сияньем кумира рожденный двойник!

 




- 43 -




Ты вино со своею возлюбленной пей;
Или опий прими - змея скорби убей.
Пью я жадно вино и живу в наслажденье, -
Ты не пьешь? Ну так рот хоть землею набей!

 



Если можешь, то к пьяным ты строгим не будь,
Свои козни и хитрости лучше забудь.
Если хочешь ты страстно в своей жизни покоя,
То почаще смотри ты на девичью грудь!

 



Вспоминаю твой стан-кипарис, и в саду
Мои стоны и вопли разносят беду -
Весь в огне соловей, тает бедная роза,
Когда речь о былом я в печали веду.

 



Нужен жемчуг - ныряльщиком надобно стать
И четыре уменья в себе воспитать:
Верить другу, готовым быть с жизнью расстаться,
Не дышать и в кипучую бездну нырять!

 



Сердце, в жизни от пьянства подальше держись,
Полных кубков в застолии ты сторонись!
Есть в вине - исцеление, в пьянстве - страданье,
Ты не бойся лекарства, болеть - берегись.

 



Лучше в идола верить, коль лик его - твой,
Лучше пьяницей стать, коль твой кубок - и мой!
Сладко в небытие я, любя, погрузился,
Оно в тысячу раз лучше жизни земной!

 



"Я послушный!" - на зов Твой в смиренье скажу,
"Повинуюсь!" - в душевном волненье скажу.
Если Ты в милосердии скажешь: "Прощаю!" -
"Справедлив Ты, Господь!" - в восхищенье скажу!

 



Медресе * выпускает развратников рать,
Присвоенье вакуфа ** - жестокости мать.
Жить в трущобном углу на довольствии нищем
Значит в царстве свободы всегда пребывать.

* Медресе - Школа, высшее духовное училище у мусульман.
** Вакх и вакуф - Пожертвование или завещание имущества на богоугодное дело.

 



Ну, допустим, что будет тебе и почет,
И желаний твоих исполненье придет,
Где же старых друзей ты и юности время
Обретешь в суете, меж почетных забот?

 



Что от страсти к тебе я, страдая, вкусил?
Днем и ночью я боль и несчастье сносил,
Мое сердце в крови, и душа исстрадалась,
И глаза мои влажны, а сам я - без сил.

 




- 44 -




Сбрось ты с сердца хулу и жестокость врагов,
Сбрось тоску, пей вино среди милых дружков.
Отвлекись, проводи только с юными время,
Сбрось спесивость и гнет повседневных оков!

 



Виночерпий, мне чашу вина принеси,
Ведь в похмелье лишь чаша нужна - принеси!
Если ты всколыхнул мою кровь обещаньем,
Что обещано, только сполна, принеси!

 



Коль с любовью дано сердцу вдруг совладать,
То коня-то мечты нет труда оседлать.
Если сердца не будет - любовь бесприютна,
Нет любви - так зачем же и сердцу стучать?

 



Суть премудрости всех мудрецов - миг один,
Мир и ты среди мира жильцов - миг один!
Встретишь ты на пути задушевного друга,
Эта встреча в конце-то концов - миг один!

 



Кто растит свою плоть на вакуфе * чужом,
Станет хитрой лисой, будь рожден даже львом.
Если ты бескорыстен, то дай подтвержденье,
Что не радуешь плоть ты вакуфа куском.

* Вакх и вакуф - Пожертвование или завещание имущества на богоугодное дело.

 



Я, как сам Моисей, от насмешек устал,
Как Яхью, меня гнет неудач растоптал.
Ты терзаешь меня; Иисусу подобно,
Свои боли на нить я наматывать стал!

 



Каждым утром делюсь этой тайной с Тобой,
У порога мечети стою я с мольбой:
Милосердный к рабам, даже неблагодарным,
Горемыке, мне в жизни дела Ты устрой.

 



Пять сынов у отца - как в опорах столбы,
Мы подобны перстам на руке у судьбы.
Если мы распрямимся, то взмоем как знамя,
А сожмемся - единый кулак для борьбы.

 



Наступил этот праздника радостный час,
Много нег и услад он готовит для нас.
На странице твоей Книги мира извечной
"Вечно жить!" - для тебя там начертан указ.

 



"Так каков же твой лик?" - "Он сравним лишь с Луной!"
"А уста?" - "Они - сахар услады земной!"
"Ты не делай!" - "Чего?" - "Да деяний жестоких!"
"Буду делать!" - "Ну, смилуйся ты надо мной!"

 




- 45 -




Роза молвила: "Ох, мой сегодняшний вид
О безумстве по сути моем говорит.
Почему выхожу я в крови из бутона?
Путь к свободе сквозь тернии часто лежит!"

 



В чашах пьяниц суть тайны обоих миров,
В них сверканье от солнечных вечных даров.
С сути тайны, запрятанной в сердце вселенной,
В винной чаше, увидишь, приподнят покров!

 



На пиру божества сможешь ты побывать -
Все забыв, станешь вечно его почитать.
К чаше небытия прикоснешься губами -
Вне его и вне жизни начнешь пребывать.

 



Неразумные люди с начала веков
Вместо истины тешились радугой слов;
Хоть пришли им на помощь Иисус с Мухаммадом,
Не проникли они в сокровенность основ.

 



Пока сердца глаза не сумеешь раскрыть,
До тех пор прозорливым не сможешь ты быть.
Выпей чашу вина вот из этого жбана,
Не теряй же надежды ведущую нить!

 



Ты, чей облик свежее пшеничных полей,
Ты михраба * из райского храма милей!
Тебя мать при рожденье омыла амброю,
Подмешав в аромат капли крови моей!

* Михраб - Дугообразная сводчатая ниша во внутренней стене мечети, указывающая направление к священному храму Каабы в Мекке. В поэзии - дуга бровей красавицы.

 



Розу я увидал, забредя в уголок,
Над рубашкой разорванной плакал цветок:
"Кто нарушил покров моей прелести юной?"
"Это я!" - горделиво шепнул ветерок.

 



В сад я в горести вышел, и утру не рад,
Розе пел соловей на таинственный лад:
"Покажись из бутона, возрадуйся утру,
Сколько чудных цветов подарил этот сад!"

 



На убитого горем, страданьем смотри,
На молящего о подаянье смотри!
Твоего недостоин, я знаю, порога,
Боже, мне помоги, на меня не смотри!

 



Много зла, что казалось мне раньше добром
И добра, что ко мне обернулось лишь злом!
Я не знаю, чего я хочу? Дай мне, Боже,
То, что благо внесет в мою душу и в дом!

 




- 46 -




Мы резвимся - повсюду трава и листва.
Мы пьяны от судьбы, как от влаги трава.
Пьем на травах зеленых до самого мига,
Как под зелень земли упадет голова.

 



С милым другом пить чашу вина - хорошо!
Когда боль нам за друга дана - хорошо!
И раз мир этот нам в наших судьбах не верен,
Пить всегда и везде допьяна - хорошо!

 



Ради рая скитаться аскет будет рад,
Благородных пытает мученьями ад.
Говорят: нет в раю ни невзгод, ни страданий. -
Ясно мне: бессердечных туда поместят!

 



Считай, что ты достиг желанного в делах,
Считай - жизнь кончилась, и ты - безмолвный прах.
Ты говорил, что ты желанного добьешься,
Считай, хоть вряд ли так, - что все - в твоих руках.

 



Не преследуй людей по наветам чужим,
Меж людей будь разумен, и добр, и терпим.
Скажешь: "Зло я творил не по собственной воле"
Не поверит никто оправданьям твоим!

 



Суть времен! Где Тебя в этой вечности нет?
Нет нигде - где Тебя в бесконечности нет?
Не нужны Твоей сути причина и место!
Где Тебя в сей людской скоротечности нет?

 



Винопитье меня в этой жизни хранит,
Гнет небес опьянение мне облегчит.
Раз корабль моей жизни уж близок к крушенью,
Значит, надо заранее выбросить щит. *

* Идиоматическое выражение: признать себя побежденным.

 



Вместе солнцу с луною подобен твой лик,
Цвет рубина от губ твоих дивных возник,
Здесь фиалку лелеет сад этого лика
И живою водою поит каждый миг.

 



Златом можно красавиц любых покорить,
Чтоб плоды этих встреч и сорвать, и вкусить.
А нарцисс-венценосец уж голову поднял, -
Погляди! Златом можно от сна пробудить!

 



Мы привыкли на милость Твою уповать,
И покорность, и грех от себя отметать.
Будет милость Твоя - и мечта совершится,
И прощенье греха принесет благодать!

 




- 47 -




Встань, веселым сердцам справедливость дадим,
К винопитию утра мы их приобщим! -
Разорвем свое платье, как делают розы,
Жизнь, как их лепестки, воле ветра вручим.

 



То вино, что бальзам мудрецу от кручин,
Пусть не прячет во тьме этот старый кувшин!
И не надо жалеть о содружестве этом -
Обездоленный с чашей - уже не один!

 



Сотни дивных чудес приготовил нам рай,
Песни гурий * и птиц украшают тот край,
Но все это придет только в день Воскресенья...
Нам же нынче вина, виночерпий, подай!

* Гурия - Райская дева; красавица. (от арабс. "черноокая")

 



Не боится ни бурь, ни штормов океан,
Человек! Отличай от людей обезьян!
Не рождается зло от добра и обратно...
Различать их нам взгляд человеческий дан!

 



Ты одна в мое сердце лишь радость несла,
Горем сердце мое твоя смерть обожгла.
Лишь с тобой мог терпеть я все горести мира,
Без тебя - что мне мир и мирские дела?

 



Когда снова святые в скончании дней
Оседлают тела свои, будто коней,
В окровавленном саване встану из праха
У порога обители вечной Твоей.

 



Быть в глазах не воде, а слезам суждено,
Быть для горя терпение другом должно.
Или долгой быть жизнь должна в меру страданья,
Иль должно в меру жизни быть кратким оно.

 



В плен турчанка нарциссами сердце взяла,
И кудрями, как неводом, обволокла,
Приготовила сокола тотчас к охоте
И к рукам меня снова - увы! - прибрала!

 



Сколько сахара спрятано в сладких устах,
Россыпь перлов прекрасна в рубинах-губах -
Одаряешь ты ищущих амбры китайской
Амброй в локонах черных и их завитках!

 



Удручен я и нищ, и о том знаешь Ты,
О лекарстве для сердца земном знаешь Ты,
Так зачем говорить мне о боли сердечной? -
Без признаний моих обо всем знаешь Ты.

 




- 48 -




Раз успешны дела, важно ль, тяжек ли труд?
Миг живем - важно ль, счастье иль беды придут?
Раз нам всем суждена переноска пожитков,
Мудрецу все равно - гроб иль трон его ждут.

 



В плоти кубка мятущийся дух, будто джинн,
Душу он воплотил, жидких чар властелин.
А в застывшей воде плещет жидкое пламя,
Там, в хрустальном ларце заструился рубин!

 



Здесь в обители старой, не станет мудрец
Полагать, что в богатстве есть счастья венец -
Лишь захочет присесть он, как смерть на пороге,
Говорит, стиснув руку: "вставай, уж конец!"

 



Не от слова идет к людям Истины суть,
За дары не дано в ее тайны взглянуть.
Пока сердце не в ранах, не страждешь полвека,
Не покажут тебе к озарению путь.

 



Я жемчужину эту легко не отдам,
Мне мученья любви не заменит бальзам.
Твой порог мне дороже, чем царство Джамшида *,
За два мира я твой волосок не продам!

* Джамшид (Джам, Джемшид) - Имя легендарного древнеиранского царя, обладавшего чашей, на дне которой отражались события, происходящие в мире. В поэзии - символ величия и власти. "Чаша Джамшида" - символ мудрости.

 



В поклоненье Тебе равны солнце с луной,
Пусть служенье Тебе будет вечно со мной.
Ты отводишь невзгоды и счастье Ты даришь,
Отводи и дари - всякой твари земной!

 



Над домами питейными вышла луна,
В эмпиреях шатер развернула она.
Из шатра вздох печальный вдруг в небе раздался:
"Зыбкий мир этот, право, не стоит зерна!"

 



О, богатство и юность, любовь и весна,
О, трава и ручей, радость чаши вина...
Ты для тех хороша в винопитии утра,
Кому песня пичужек и флейты слышна!

 



Сахар ты, если б мог он улыбкой сиять,
Кипарис ты, коль мог бы он гордо ступать,
Ты - луна, если б в небе луна говорила,
Ты - свеча, если б та так умела пленять!

 



Живи праведно, будь тем доволен, что есть,
Живи вольно, храни и свободу, и честь.
Не горюй, не завидуй тому, кто богаче,
Кто беднее тебя, - тех на свете не счесть!

 




- 49 -




Веселись, коль сегодня веселье дано!
Мысль о завтрашнем дне - искушенье одно.
И не могут всегда оставаться с тобою
Те, кого уже людям забыть суждено.

 



Видя в чистом волнении сердце мое,
Он, приведший в смятение сердце мое,
Протянул мне вина искрометного чашу
И сказал в нетерпенье: "За сердце мое!"

 



Для чего бытие, раз уход предрешен?
Для чего алчный путь в жизни определен?
Если место предписано это оставить,
Для чего покой нам, кто на миг лишь рожден?

 



Сердце молвило: "Капле мы бедной равны.
Берегов нам не видеть далекой страны!"
Эта капля, попав в бесконечное море,
Закричала: "Мы - море большой глубины!"

 



Черный локон чернее, чем мускусный цвет,
С лалом * губ твоих дружит души твоей свет.
Стан твой тонкий сравнил я вчера с кипарисом -
Кипарис возгордился на тысячу лет!

* Лал - Рубин; в поэзии символ уст возлюбленной.

 



Появился распутник средь белого дня,
Будто в адском чаду, будто весь из огня,
Он разбил мой кувшин - пусть живет он недолго! -
С этим чистым вином и притом - у меня!

 



Плод ума мудрецов можно ль чувством стереть
Или завистью злато расплавить на медь?
Глупый словно собака, мудрец - словно море,
Осквернить это море и псу не суметь!

 



Чтобы к Истине ближе, живя, подойти,
В себе похоть ты, как Моисей, укроти,
Сбрось с себя поскорее сандалии страсти,
Чтоб, как он, до вершины Синая, дойти.

 



Властелин всех держав - в том и есть Твоя суть,
Пред порогом Твоим нам понятен Твой путь!
Я в мольбах слово Истины вновь повторяю:
"Суете вопреки нам властителем будь!"

 



Зришь Ты наши грехи, хоть потерян им счет,
Но всесильная длань нам завесу не рвет.
Хоть я хуже плохих в этом мире греховном,
Милосердье Твое раз от раза растет!

 




- 50 -




Как ты хочешь, разумный, о завтрашнем знать!
Как ты хочешь о мире судить и болтать!
Но сегодня ведь знает здесь каждый разумный:
Мир - лишь миг, данный миг, и ею не поймать!

 



Грубым с пьяницей горьким при встрече не будь,
В доме добрых людей добрым быть не забудь.
Пей вино! Будешь пить ты иль вовсе не будешь,
Коль ты ада исчадье, то в том твоя суть!

 



Кто там полон желаний, не зная забот,
Полагает, что небо отсрочку дает?
Ты палатку не ставь, вынимай даже колья,
Собирай и поклажу, ведь небо не ждет!

 



Лишь душа - светлой Истины суть и ядро,
На одежде души - божий лик и добро.
Все, что знак бытия в своем облике носит,
Есть иль Бог, иль сиянье Его серебра!

 



Плачут очи мои из-за цепи разлук,
Плачет сердце мое от сомнений и мук.
Плачу жалобно я и пишу эти строки,
Плачет даже калам *, выпадая из рук...

* Калам (калем, галам) - Тростниковое перо, которым вплоть до ХХ в. писали на Востоке.

 



Что до новшеств у нас - недостатка здесь нет,
Значит, в мире в делах и порядка здесь нет.
Понапрасну не надо терзать себя горем -
Ведь от жизни такой нам не сладко здесь, нет!

 



Посвященные в тайны небес хоть скромны,
Но в могуществе духа царям лишь равны.
Пусть в глазах христиан, мусульман, иудеев
Их заблудшими чтут, но пути их верны.

 



На кругу бытия длинный штрих начерти,
Точку-сердце, где следует, в нем помести.
Если в центре лишь дрогнет и сдвинется циркуль,
Его кончику точку опять не найти!

 



Этот суетный мир рад тебя погубить
И в обитель неверного рока вселить.
Если нет для тебя в ней спокойного места,
Будто не был - скорей поспеши выходить!

 



Чашу дайте! Светильник души не возжечь,
Пока пламя вина нас не сможет обжечь!
Ах, рубины вина! Кто бы их ни коснулся,
Губ своих уж от них не сумеет отвлечь!

 




- 51 -




Я развею разлуки печаль без следа,
И в счастливом стоянии будет звезда.
Благосклонна любимая, время удачно -
Не теперь веселиться - то, право ж, когда?

 



Я, пока не рассыплюсь в презреннейший прах,
Не пойму, есть ли жизнь в этих дивных мирах.
Право, лучше всего беспрерывно быть пьяным
И ногами стучать, коль стоишь на ногах!

 



Говорят нам: "Сначала построен был ад,
А затем прегрешений там сделали склад".
Кто в аду побывал? И зачем прегрешенья
В переполненном складе так долго хранят?

 



Разве есть человек, кто б не ведал тревог,
За превратности мира, за жизненный срок,
Дорожа каждым часом прохладного утра,
Красотой превращенья бутона в цветок?

 



Коль с родным рудником связь земную порвал
Оглянись, что ты есть и куда ты попал!
Потерял ты в душе то, что вложено Богом,
И дорогу ко храму его потерял!

 



Коль не дашь всем помехам и связям отказ -
Не свершишь ты ни разу достойно намаз.
Не покинешь силков нищеты или скорби,
Не отрекшись от всех - от себя и от нас!

 



На тот вздох перед другом вовек не решусь,
Пред наперсником сделать его откажусь.
Если кроме Тебя его кто-то заметит, -
Вздох не сделаю этот, хоть жизни лишусь!

 



Ты - нам милости море, щедрот ты родник,
Нам ответить изволь на вопрос, что возник:
"Только Бог был и не было в мире другого,
Если нет ничего, где же Бога был лик?"

 



Ткач, которому в жертву я душу принес,
Привязал мое тело "основой" волос.
Когда он без "утка" гребнем холит "основу",
Я как будто в плену удивительных грез.

 



Ищет разум познания сути Твоей,
Ищет разум Тебя по вселенной по всей.
Где покой для сердец и для душ? Я в сомненье -
То ли в сердце Ты есть? То ль в душе Ты моей?

 




- 52 -




В мире сем, где и вздох есть страданье одно,
Всего лучше нам пить постоянно вино,
Лишь забрезжит рассвет, пей вино миг за мигом!
Зори будут... Вот вздохов не будет дано...

 



В мире праха, в бескрайних просторах его,
Как, мудрец, ни взирай, не найдешь ничего.
Все - ничто, - лишь рубиновый сок винограда
И ланиты красавиц дороже всего.

 



Я страдаю в тисках тесных лет бытия,
Запах тленья мне ближе, чем цвет бытия,
И я небытию принесу благодарность,
Коль спасет от позорных примет бытия!

 



Ты - рудник, коль на поиск рубина идешь,
Ты - любим, коль надеждой свиданья живешь.
Вникни в суть этих слов - и нехитрых, и мудрых:
Все, что ищешь, в себе непременно найдешь!

 



Красоту Ты кумира сумел сотворить,
В аромат гиацинта его заключить.
А теперь запрещаешь Ты им любоваться?
То есть - чашу склонить и вина не пролить!

 



Пока друг мне вина в пиалу не нальет,
Целовать меня, право, судьба не придет.
Мне твердят: "Для раскаянья время настало!"
Не могу! Бог раскаянья мне не дает!

 



Вы в дороге любви не гоните коня -
Вы падете без сил к окончанию дня,
Не кляните того, кто измучен любовью -
Вы не в силах постичь жар чужого огня.

 



Говорил я любимой не раз и не два:
"Ну зачем ты всегда так ломаешь слова?"
"Как же выскочить им чрез мой маленький ротик,
Если их не сломаю на части сперва?"

 



Сад лица твоего - жаль - бурьяном зарос,
И тюльпан твоих щек в клюве ворон унес.
Даже киноварь уст, и она потемнела,
На багрец твоих губ ветер осень принес...

 



Глуп навеки вина абсолютный запрет.
Благородный приемлет лишь этот совет.
С двадцати - дозволяется. Необходимо -
Тем, кто в жизни добрался до зрелости лет

 




- 53 -




Эта пыль была плотью земной мудреца,
Меж почтенных людей он прошел до конца.
И куда ты ни ступишь, лежит под ногою
То, что было рукой благородной бойца.

 



Виночерпий! Душа от желанья горит!
Ты, кто пьяницам всем исцеленье дарит!
Обещаю я в жертву отдать свою душу,
Пока жив, лишь надежда меня и целит!

 



Тайны тем лишь, кто любит вино, знать дано,
Радость чаши через горе одно знать дано.
Видит взор твой мое состояние - диво ль?
В душах пьяниц лишь пьяницам дно знать дано!

 



По дороге идешь - незаметным иди
В бытии у людей чувств плохих не буди!
Не кажись предводителем возле мечети
И в имамы * поэтому не угоди.

* Имам - Мусульманское духовное лицо.

 



Вопрошающий, вот тебе краткий урок:
Не имеет какой-то обители Бог!
Ты не можешь постичь? Загляни себе в душу -
Где в твоем существе для нее уголок?

 



В этом мире любовь - украшенье людей,
Быть лишенным любви - это быть без друзей.
Тот, чье сердце к напитку любви не прильнуло,
Тот - осел, хоть не носит ослиных ушей!

 



Долю ту, что мне пекарь возлюбленный даст,
Он не злобно, а ласково, нежно подаст.
Я в руках у страданья - как мягкое тесто,
И боюсь - он огню меня снова предаст!

 



Кравчий, знанья вино - благородный бальзам,
Лишь невежды обходят познания храм.
Без познанья - ничто человек во вселенной!
Это - цель! Ее свет пусть сопутствует нам!

 



О, кумир! Дружбу ты почему прервала?
Где же верность твоя в это время была?
Я хотел за шальвары твои ухватиться -
Ты рубашку терпенья мою порвала!

 



Мы, себя позабыв, в этом радость нашли,
Поднялись выше неба от самой земли,
Наконец, отряхнули мы грязь своей плоти!
В мир явившись из праха, мы к праху пришли.

 




- 54 -




В путь опасный душа, отделившись, пошла,
Тело смыло в земле след добра или зла.
Поколенья пройдут мимо нашего праха,
Но миров нам неведомы будут дела!

 



Чтоб безмерную радость дарило вино,
Чашу вечно в руках мне держать суждено!
Не смотри лишь на то, чем рука обладает,
И взгляни же, как мною владеет оно!

 



Нет и тех, кто умел огороды растить,
И ни тех, кто жилища умел возводить...
И кого ни спросил я о чьем-то здоровье,
Слышал я: "Его нет, приказал долго жить..."

 



Те, кто верит, что души, чтоб смерть побороть,
Переходят из плоти опять-таки в плоть,
Посмотрев на тебя, говорили и клялись:
"Вот Юсуф *, будет жить до пришествия вплоть!"

* Юсуф (Иосиф) - Библейский Иосиф Прекрасный, любимый сын Иакова. Согласно легенде, братья продали его в рабство в Египет, а отцу принесли окровавленную рубашку и объявили, что его задрал волк. Образ Юсуфа широко используется в персидско-таджикской литературе как символ красоты и жертвы предательства.

 



Не мужчина, кто холить свой облик привык,
Кто стремится понравиться каждый свой миг.
Будь же мужествен всюду, укрась свою душу,
Ибо женщина - муж, украшающий лик!

 



Не завидуй - почувствуешь гнет над собой,
А унизишь кого - он навек пленник твой.
Пока можешь, поддерживай ближних в невзгодах,
Тот, кому ты помог, будет рядом с тобой.

 



От огня наших дел был ли дым здесь когда?
От богатства кто пользу извлек без труда?
"Завсегдатай кабацкий!" - кто так обругал нас,
Сам бывал ли в чаду кабака иногда?

 



Когда первопричин зарождалась лишь связь,
Тогда с хаосом искра господня слилась.
В алфавите миров, еще знаков не зная,
Части с целым слились в неразрывную связь.

 



Аскетизма ковер запятнаю вином
Я сегодня, оставшись с любимой вдвоем.
Ну, а завтра, хоть жги, хоть ласкай меня, Боже, -
Ты направишь меня наилучшим путем!

 



Дайте чашу! Сей мир в вечном мраке живет,
И живая вода от Тебя лишь идет.
Мир и то, что есть в мире - хвала Мухаммаду -
Это Ты, кто творит и творимых ведет.

 




- 55 -




В дом питейный ты зря, наугад, не ходи,
Коль с монахами терпишь разлад - не ходи.
Этот путь - путь людей одиноких и гордых, -
В уголок этот ты для услад не ходи!

 



Чашу дай! Ведь она озарение дарит всем нам!
И поднимем! Она вдохновение дарит всем нам!
И да будь же ты счастлив! Простит нам дурные привычки
Тот, кто это вино очищения дарит всем нам!

 



Я как ветер, проворно к тебе прилетал,
Пока подлый недуг мою плоть не снедал.
Слаб теперь я, как слабо дыханье больного -
Прихожу на минуту - безмолвен и вял.

 



Где вино, что смывает страданий следы
И с согбенной спины бед снимает пуды?
Стоит губ его только коснуться губами -
Нет тоски двухсотлетней и бед череды!

 



Пей вино! Ведь тоску лишь вино унесет,
Бремя тягот мирских лишь оно унесет.
Раньше жадно испей эту воду живую,
Чем тебя вихрь земной как зерно унесет.

 



Люди в поисках в мире повсюду снуют,
От неведенья слезы кровавые льют.
Не дано им подняться до тайны великой,
И в бессилье красивые басни плетут.

 



Кирпичи уложив, я по ним не пойду, *
Впредь у нивы с вином жизни миг проведу
Из-за малости всякой пылать я не буду,
Не найдется красотки - дурнушку найду.

* Идиоматическое выражение: больше не буду лгать.

 



Волос твой - гиацинт, что завитым рожден,
А глаза, как нарциссы; нарцисс - это сон,
Лалы * - хмель, что всегда неразлучен с нектаром,
Весь твой лик - как огонь, коим я ослеплен,

* Лал - Рубин; в поэзии символ уст возлюбленной.

 



Кравчий! Чашу подай, помогает нам Бог,
В милосердье своем все прощает нам Бог.
Позабудь про обряд, он ненадобен Богу!
Пей вино! О делах наших знает сам Бог.

 



И охотник, и дичь, и зерно - это Он,
Виночерпий и друг, и вино - это Он.
И в языческом храме я снова увидел -
В чуждом капище жрец - все одно - это Он.

 



Сердце, коему жить без любви суждено,
Не живет в бытии, уже мертво оно.
И считай человека при жизни усопшим,
Если мира любви ему знать не дано,

 



Весел будь! Есть ведь в мире и польза и вред,
И зачем ты горюешь о том, чего нет?
Кто добился чего-то, войдя в эти двери?
Когда выйдешь из них, не изменится свет!

 


СТАТЬИ

 

ОМАР ХАЙЯМ ПРОБЛЕМЫ И ПОИСКИ

Магомед-Нури Османов

ОМАР ХАЙЯМ ПОЭЗИЯ МУДРОСТИ

В. ДЕРЖАВИН

ОМАР ХАЙЯМ В РУССКОЙ ПЕРЕВОДНОЙ ПОЭЗИИ

З.Н. Ворожейкина - А.Ш. Шахвердов

ОМАР ХАЙЯМ И ХАЙЯМОВСКИЕ ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

З.Н. Ворожейкина

СКАЗАНИЕ ОБ ОМАРЕ ХАЙЯМЕ

Георгий Гулиа

ОМАР ХАЙЯМ. ГЕНИЙ, ПОЭТ, УЧЕНЫЙ.

Гарольд Лэмб

 

Все переводчики

 

Мудрости жизни
Омар Хайям книги
Омар Хайям смысл
Омар Хайям цитаты
Омар Хайям скачать
Омар Хайям афоризмы
Омар Хайям высказывания
Стихи Рубаи Омара Хайяма
Омар Хайям мудрости жизни
Стихи рубаи Омара Хайяма о вине
Стихи рубаи Омара Хайяма о боге
Стихи рубаи Омара Хайяма о любви
Стихи рубаи Омара Хайяма о жизни
Стихи рубаи Омара Хайяма о дружбе
Стихи рубаи Омара Хайяма о женщине

Стихи рубаи Омара Хайяма - omarhajam.ru