ОМАР ХАЙЯМ
РУБАИ

перевод

А. Щербаков



Ты, о смысл мирозданья на этой земле,
Ты не тщись рассуждать о добре и о зле.
Виночерпий веков подает тебе чару -
Пей, покончи с борением дум на челе.

О небо, ты бездонно! О небо, ты безгранно!
Так что же ты нас, малых, терзаешь невозбранно?
Истрачен я, измучен, напастями навьючен.
Доколе же ты будешь мне сыпать соль на раны?

Завесу над судьбой никто не смог поднять,
Каков наш рок собой, никто не смог понять.
О том наш род слепой настроил тьму догадок,
А тьма - она есть тьма. Тьмой мрака не пронять.

Хочешь тронуть розу - рук иссечь не бойся,
Хочешь пить - с похмелья хворым слечь не бойся.
А любви прекрасной, трепетной и страстной
Хочешь - понапрасну сердце спечь не бойся!

Отвечало сердце, спрошено о рае:
Мол, ищу ответа у мудрейших зря я,
Хоть на целом свете верят в бредни эти,
Над собой насмешки чьи-то повторяя.

Душой ты безбожник с Писаньем в руке,
Хоть вызубрил буковки в каждой строке.
Без толку ты оземь башкой ударяешь,
Ударь лучше оземь всем тем, что в башке!

С приходом сияния нового дня
Днем меньше осталось у вас и меня.
Ах, дни озоруют и век наш воруют
При свете ярчайшего в мире огня!

Человек что флейта, человек что фляга,
В нем душа что песня, что хмельная влага.
С чем сравнить Хайяму душу человека?
С огоньком, который прячет тело-скряга.

Годов быстротечности я не боюсь,
Стать пылью для вечности я не боюсь.
Конец неизбежен, чего ж тут бояться?
Что жил я не всласть, о миряне, боюсь.

Ни тех, с кем беседой забыться мирскою, нет.
Ни тех, с кем своей поделиться тоскою, нет.
Покоя алкаю, да так полагаю:
Алкай, не алкай - в этом мире покоя нет.

Душегуб и меня почитал душегубом.
Как проникся он сим заблужденьем сугубым?
Он не то чтоб прилгнул, он в свой дух заглянул
И увидел - себя! - в этом зеркале грубом.

Пока еще клокочет души моей казан,
Чего мне ни пророчат. я пью вино и пьян,
А замешавшись с глиной, хочу быть жбаном винным,
И - чур! - виноторговцу продайте этот жбан.

Закрыл я двери сердца желанью и надежде,
Равно не льщу корыстно ни мудрым, ни невежде.
Святой ли я суфийский, монах ли я буддийский,
А я - есть я. Без споров, кто после и кто прежде.

Кто лишь в выпивках успешен? Это я.
Кто послушен был, стал грешен? Это я.
Кто, упившись, в грязной яме, бесконечными ночами
Был в молитвах безутешен? Это я.

Ах, что душа знавала, была одна беда.
Вино моим бывало, а радость - никогда.
Такого, как желалось, ни часу не досталось,
А молодость увяла, прошли мои года.



omarhajam.ru
в социальных сетях